Экспресс-Аналитика / Власти Центральной Азии оправдывают репрессивные меры озабоченностью вопросами безопасности и стабильности

Власти Центральной Азии оправдывают репрессивные меры озабоченностью вопросами безопасности и стабильности


Теги:Нет тегов

Опубликовано в:Экспресс-Аналитика

 

Международная хельсинская федерация по правам человека опубликовала 12 июня в Вене обширный доклад "Права человека в регионе ОБСЕ: Европа, Центральная Азия и Северная Америка - 2006 год" (события 2005 года). В докладе значительное место уделено ситуации в странах Центральной Азии и отмечается все более частое использование правительствами стран Центральной Азии озабоченности в вопросах безопасности и стабильности в качестве оправдания применения репрессивных мер по отношению к гражданскому обществу, средствам массовой информации (СМИ) и оппозиции. Наиболее жесткое преследование демократических сил имело место в Узбекистане, когда жертвами майской бойни стали участники протестов из числа гражданского населения. Немногие активисты-представители гражданского общества и иностранные журналисты, продолжившие свою работу в Туркменистане, делали это с серьезным риском для своей безопасности.

КАЗАХСТАН

В 2005 году одним из основных приоритетов правительства Казахстана стало обеспечение безопасности страны, однако в своей решимости реализовать свою политику безопасности оно нарушало основные права человека. События в соседних Кыргызстане и Узбекистане привели к росту недоверия со стороны должностных лиц страны а к местным неправительственным организациям (НПО), и в особенности, к деятельности иностранных НПО.

Под видом обеспечения национальной безопасности власти внесли соответствующие изменения в законодательство с целью ограничить их деятельность. Коррупция продолжала оставаться широко распространенным явлением несмотря на принятые против нее не только государственные, но и судебные меры. Положительные изменения, наметившиеся в ходе президентских выборов в декабре 2005 года, не смогли обеспечить их соответствие международным стандартам.

За 2005 год ситуация в отношении свободы слова и СМИ не улучшилась, напротив, президентские выборы в декабре привели к усилению давления на независимые и оппозиционные СМИ. Освещая президентскую предвыборную кампанию 2005 года, большинство телевизионных и печатных СМИ демонстрировали явный уклон в пользу действующего президента Нурсултана Назарбаева.

Все основные телевизионные каналы отвели ему более половины эфирного времени, а все репортажи, посвященные Назарбаеву, носили сугубо положительный характер, тогда как основной кандидат от оппозиции Жармахан Туякбай всегда характеризовался с отрицательной стороны.

Духовная администрация мусульман стремилась распространить свой контроль над всеми мусульманскими общинами в стране. Вслед за кровопролитными событиями 13 мая 2005 года в Андижане в соседнем Узбекистане многие узбеки, спасаясь от преследования, бежали в Казахстан, но не все получили там политическое убежище. В декабре девять узбекских беженцев-мусульман "исчезли" в Чимкенте на юге Казахстана, а потом якобы были депортированы в Узбекистан. По заявлениям свидетелей, аресты проводились в жестокой форме с применением оружия.

КЫРГЫЗСТАН

2005 год был годом "революции" в Кыргызстане. Вслед за признанными недействительными выборами в феврале-марте и общественными волнениями, Кыргызстан имел прекрасную возможность ступить на стезю подлинно демократических реформ. Кыргызские граждане надеялись и с нетерпением ждали широкомасштабных перемен в политической, экономической и общественной жизни – перемен, которые обеспечили бы им основные права человека и защитили от злоупотреблений. Однако на конец года изменилось немногое. Многочисленные надежды на быстрые улучшения остались в тени политической демагогии, а все провалы "революции" вышли на поверхность.

Новое правительство президента Бакиева проявило медлительность в проведении подлинно демократических изменений. Самому президенту не удалось наладить диалог с местным гражданским обществом по вопросам, требовавшим немедленного решения и принять эффективные меры против разветвленной коррупции.

Распространенность преступности и коррупции во всех слоях общества была продемонстрирована в попытках Рыспека Акматбаева – главаря преступной организации – заставить премьер-министра Феликса Кулова уйти в отставку за якобы имевшую место причастность того к смерти брата Акматбаева. Впервые в кыргызской истории лидер криминальной группировки выступал на государственном телевидении (телекомпания KOORT), где высказал такую сентенцию, что "народ должен уважать не только правительство, но и уголовников".

Было убито несколько членов парламента, но ни по одному из этих дел преступники не были пойманы и преданы правосудию. Условия в кыргызских тюрьмах и колониях были настолько бедственными, что не представлялись пригодными для содержания людей вообще. Бесчеловечные условия выливались в бунты в колониях, приводили к массовым беспорядкам и кровопролитию.

Большинство проблем в области прав человека остались нерешенными, наблюдался даже некоторый откат к худшему. Новый президент и правительство обязались продвигать свободу СМИ, и некоторые шаги в этом направлении были сделаны. Несмотря на это, давление политического руководства на СМИ стало снова нарастать к концу 2005 года, а правительство не сумело гарантировать ту полную свободу, которую обещало.

ТАДЖИКИСТАН

На положение с правами человека в Таджикистане в 2005 году сильное влияние оказали февральские парламентские выборы, в ходе которых Народно-демократическая партия президента Рахмонова укрепила свою власть. Хотя выборы прошли в мирной обстановке и продемонстрировали некоторые улучшения по сравнению с предыдущими выборами, они не соответствовали международным стандартам.

Во время проведения предвыборной кампании условия свободы выражения и СМИ ухудшились, политическая оппозиция и независимые СМИ подвергались различным формам преследования. Тот факт, что президентские выборы назначены на 2006 год, усугубил репрессивную обстановку. На основании спорных результатов референдума, проведенного в 2003 г., президент Рахмонов сможет баллотироваться на этих выборах.

В контексте недавних политических потрясений в других странах региона, власти усилили контроль над НПО, в особенности над финансируемыми из-за рубежа. Несколько организаций было закрыто, другим отказали в регистрации за мнимые нарушения закона. После поспешной и закрытой подготовки правительство в конце 2005 г. внесло новый проект закона об НПО, который в случае принятия еще более усилит контроль над ними.

От иностранных посольств и международных организаций потребовали информировать власти страны о любых контактах с местными НПО, СМИ и политическими партиями. Таджикистан является самой бедной из стран бывшего Советского Союза. По данным Всемирного банка, 70 процентов населения проживает в абсолютной нищете. По разным оценкам, более одного миллиона таджиков работают за рубежом, и более половины шестимиллионного населения страны зависит от денежных переводов, посылаемых домой родственниками, работающими за границей.

Произвольные отказы в регистрации СМИ являются давней проблемой Таджикистана, на регистрацию СМИ после политических волнений в Кыргызстане в марте был наложен неявный запрет и около 30 заявок на регистрацию печатных и электронных СМИ осталось без рассмотрения. Закрытие частной типографии нанесло серьезный ущерб независимым СМИ, также были закрыты два независимых телевизионных канала, уголовному преследованию подверглись несколько журналистов. Верховный комиссар ООН по беженцам подверг критике таджикское правительство за высылку пяти афганских беженцев.

ТУРКМЕНИСТАН

Туркменистан остался репрессивным закрытым обществом, управляемым пожизненным президентом Сапармуратом Ниязовым, который контролировал все ветви власти. Открытая оппозиция остается запрещенной, работают только государственные СМИ, и единственными разрешенными организациями гражданского общества в отчетный период являлись группы, занимавшиеся не вызывающей политических сомнений деятельностью, такой как охрана природы или спорт.

Любые попытки выразить несогласие в любой форме ставились под серьезную угрозу преследований, под такой же угрозой находились те немногие иностранные журналисты, которые остались в стране, и родственники находящихся в ссылке активистов оппозиции и гражданского общества. Режим продолжал выпячивать идеологию в качестве ключевого элемента в своей системе контроля, усилия по укреплению культа личности президента все более принимали размеры религии. Духовное руководство президента, "Рухнама", стало главным инструментом в этих усилиях.

За последние несколько лет президент создал традицию постоянных перестановок в правительственных структурах и целевых судебных преследований чиновников, потерявших его доверие. В соответствии с законом 2002 г., президент сам назначает всех высших чиновников на федеральном и региональном уровне.

Национальный институт демократии и прав человека, учрежденный президентом, формально имел мандат способствовать защите прав граждан страны, однако деятельность института ограничивалась организацией встреч с иностранными дипломатами, посещающими страну, и демонстрацией им того, что власти уделяют должное внимание вопросам прав человека.

Туркменистан имеет самую худшую репутацию в мире в отношении свободы СМИ и помещен на 165-е место из 167 стран в ежегодном "Рейтинге свободы мировой прессы", опубликованном организацией Репортеры без границ (RSF). RSF заключила, что Туркменистан, а также Северная Корея и Эритрея, которые занимают соответственно, 166-е и 167-е места, являются "черными дырами" в мире новостей, где "частные СМИ запрещены и свободы выражения не существует". За последние годы в попытках предотвратить несанкционированные мусульманские обряды снесены многочисленные мечети, образованные имамы смещены с постов и заменены имамами без формального образования.

УЗБЕКИСТАН

В 2005 г. положение с правами человека в Узбекистане продолжало ухудшаться. В мае сотни граждан, собравшихся для протеста против репрессивной политики правительства, были по сути расстреляны милицией и силами безопасности в г. Андижан в Ферганской долине. Однако правительство отказалось взять на себя ответственность за гибель людей и обвинило "религиозных экстремистов". Прошли произвольные массовые аресты свидетелей и других лиц, знающих о данных событиях; задержанных принуждали признаваться в соучастии в насилии или инкриминировать других. В конце года в ходе судебных процессов, не имевших ничего общего с правосудием, вынесены первые приговоры обвиняемым в преступлениях, связанных с событиями в Андижане.

Правительство отвергло все требования беспристрастного расследования фактов насилия в Андижане со стороны международных организаций и правительств других стран и усиленно продвигало собственную версию событий. В то же время независимые журналисты, правозащитники и те, кто стремился обнародовать факты случившегося, подвергались преследованиям, и через несколько месяцев после событий в стране было проведено крупномасштабное наступление на СМИ и гражданское общество.

Это наступление может рассматриваться в контексте недавних политических потрясений в Кыргызстане, Украине и Грузии, которые вызвали страх в администрации президента Каримова, что широкое демократическое движение может охватить и Узбекистан. Насилие в Андижане и отказ узбекского правительства провести независимое расследование событий оказали негативное влияние на международные связи страны, а власти стремились дискредитировать и повернуть общественное мнение против правозащитников и их семей, организуя клеветнические кампании и демонстрации якобы "спонтанного народного гнева".

После событий в Андижане власти пытались предотвратить распространение независимой информации об убийствах. В течение нескольких дней город был заблокирован от проникновения извне, а журналистов, которые уже находились на месте, вынудили покинуть его и конфисковали их записи и оборудование. Местным жителям запретили разговаривать с журналистами и "посторонними людьми". Местные газеты многократно публиковали статьи, порочащие независимых журналистов, выставляя их "врагами государства".

Многие журналисты из-за преследований покинули страну, несколько международных представительств газет и информационных агентств были вынуждены закрыть свои бюро в Узбекистане. После демократических преобразований в Кыргызстане, Украине и Грузии власти Узбекистана усилили ограничения деятельности НПО и оппозиционных политических движений, сотни людей подверглись произвольным задержаниям, включая свидетелей Андижанских событий, и лиц, подозреваемых в разговорах с журналистами о случившемся, и родственников тех, кто покинул страну после данных событий.

В соответствии с декретом, подписанным президентом Каримовым 1 августа 2005 г., смертная казнь в Узбекистане с 2008 года отменяется, однако в 2005 г. смертная казнь применялась, причем казни по-прежнему проводились в строгой секретности. Ни ожидающие казни, ни их родственники заранее не информировались о дате казни, родственникам казненных не сообщалось о месте погребения их близких. Полной статистики о числе смертных приговоров и казней получить не удалось. В конце 2004 г.

Каримов заявил, что в течение года к смертной казни было приговорено 50-60 человек. Продолжалась и длительная кампания властей против независимых мусульман, в ходе этой кампании, которая представляется как часть международной "войны с терроризмом", правительство, не делая никаких различий между теми, кто выступает за насильственные действия, и теми, кто мирно проповедует свои убеждения, заключило в тюрьму тысячи мусульман, которые отправляли свои религиозные обряды за пределами учреждений под государственным контролем.

События в Андижане использовались для оправдания новых репрессий, и к концу года Human Rights Watch зарегистрировала обвинительные приговоры в отношении более 190 верующих. Как и в предыдущие годы, религиозные меньшинства подвергались репрессиям, по некоторым сообщениям, ситуация ухудшилась после событий в Андижане.

После событий в Андижане сотни человек скрылись в соседнем Кыргызстане, в некоторых случаях еще далее в Казахстане и России, так как опасались гонений. Узбекские власти утверждали, что многие из ищущих убежища являются "преступниками", и различными путями добивались их возврата, в том числе с помощью требований об экстрадиции. В июне четверо ищущих убежища были возвращены из Кыргызстана в Узбекистан несмотря на серьезные опасения за их безопасность, а в конце 2005 г. восемь человек были насильственно возвращены из Казахстана в Узбекистан.
Нарын АЙЫП, Kyrgyz Weekly

eurasia.org.ru, 13 июня 2006

Рекомендуем:

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org