Экспресс-Аналитика / Высокая цена неэтичной внешней политики

Высокая цена неэтичной внешней политики

Джон Кемпфнер

Терроризм является самым непосредственным и самым жестоким проявлением более крупных проблем. Поэтому если г-н Блэр действительно хочет восстановить свое влияние, он должен убеждать американского президента...

Теги:Нет тегов

Опубликовано в:Экспресс-Аналитика

 

Старая поговорка "Враг моего врага - мой друг" как никогда хорошо подходит для описания сложившейся ситуации. За те три года, которые прошли после террористических атак в Нью-Йорке и объявления войны с террором, так называемый цивилизованный мир достиг новых высот в двойственном подходе к правам человека. Из-за крайней необходимости он отказался от последовательности в своей политике в отношении прав человека. В конце концов нам всем придется за это заплатить.

Ирак еще более обострил ситуацию. Только сейчас, как демонстрирует процесс военной оккупации этой страны, политики в Лондоне и Вашингтоне начинают с осторожностью изучать недовольство как причину терроризма. В регионе имеется очень много поводов для недовольства, однако осознание того, что крупные державы поддерживают коррумпированные ближневосточные режимы в своих собственных целях, усиливает скрытую враждебность. Английская и американская администрации не только не провозгласили основополагающие права человека целью своей внешней политики, но и стали, начиная с 11 сентября 2001 года, более избирательно относиться к странам, чьи этические нарушения они собираются наказывать.

Например, чем еще, кроме требований "realpolitik", они могут оправдать поддержку среднеазиатских режимов? Или поддержку России невзирая на Чечню, Китая невзирая на Тибет, Саудовской Аравии несмотря на многочисленные нарушения прав человека?

Пакистан является, возможно, самым вызывающим примером непоследовательной и неэтичной внешней политики Великобритании и Соединенных Штатов. Генерал Первез Мушарраф (Pervez Musharraf), с которым избегали иметь дело с тех пор, как он пришел к власти в результате военного переворота в октябре 1999 года, сейчас считается главной опорой для одержания победы над "Аль-Каидой" в Афганистане и над фундаменталистами в самом Пакистане. Именно поэтому Тони Блэр (Tony Blair) и Джордж Буш (George Bush) промолчали, когда Мушарраф простил отца пакистанской атомной бомбы Абдула Кадира Хана (Abdul Qadeer Khan), признавшегося, что он помогал Ирану, Северной Корее и Ливии в осуществлении их ядерных программ. Сравните последствия деятельности г-на Хана для мировой стабильности с тем влиянием, которое оказывали мелкие сошки, сидящие теперь в Гуантанамо. Тем не менее, во время недавнего визита в Исламабад государственный секретарь США Колин Пауэлл (Colin Powell) предложил называть Пакистан крупнейшим союзником из стран, не входящих в НАТО. "Мушарраф - это ключевая фигура, - говорит один английский чиновник. - Он нужен нам в войне с террором".

В опубликованном на этой неделе прекрасном исследовании, посвященном английской политике, бывший советник правительства Дэвид Мефам (David Mepham) пишет: "Ухудшение обстановки в сфере международной безопасности после событий 11 сентября 2001 года требует более активных национальных и международных усилий. . . Соблюдение прав человека во всем мире - гражданских, культурных, экономических, социальных и политических - является ключевым фактором для устранения причин терроризма и мировой нестабильности". Он призывает Великобританию использовать свой статус постоянного члена Совета Безопасности Организации Объединенных Наций для того, чтобы гуманитарные вопросы играли более значимую роль в принятии решений о военных интервенциях. Мефам говорит, что ООН должна хранить верность принципам международной интервенции, изложенным в 2001 году в докладе "Ответственность за защиту" Международной комиссии по интервенциям и государственному суверенитету: "ответственности за предотвращение" - путем решения изначальных причин проблемы; "ответственности за реагирование" - при условии применения cилы только в "чрезвычайных случаях"; и "ответственности за восстановление". В случае с Ираком можно утверждать, что ни один из этих принципов не был соблюден.

Принимая во внимание пренебрежительное отношение г-на Буша к международным институтам, вряд ли стоит ожидать, что во время своего второго президентского срока он будет обращать больше внимания на вопросы соблюдения прав человека. Кандидат от демократов Джон Керри (John Kerry) в случае избрания, может быть, будет больше говорить об этих вопросах, однако вряд ли его действия будут сильно отличаться от действий нынешней администрации.

Это создает для г-на Блэра одновременно и проблему, и возможность. Его некритичные отношения с республиканской администрацией не предоставили Великобритании возможности влиять на американскую политику. Озвученное в среду американское заявление о том, что Соединенные Штаты поддерживают план Ариэля Шарона (Ariel Sharon) о перемещении израильских поселений, показывает, что г-н Блэр не добился никаких успехов в продвижении плана "Дорожная карта", направленного на разрешение палестино-израильского конфликта.

Терроризм является самым непосредственным и самым жестоким проявлением более крупных проблем. Поэтому если г-н Блэр действительно хочет восстановить свое влияние, он должен убеждать американского президента, начиная с их сегодняшних переговоров в Вашингтоне, в том, что Соединенные Штаты и их союзники никогда не смогут одержать победу в войне с террором одними только военными методами. Недавние события показали, что последовательная линия в отношении прав человека и этики является не одним из возможных, но необязательных либеральных дополнений к внешней политике, а ее жизненно важным компонентом.

"The Financial Times", 15 апреля 2004 г.

http://www.inosmi.ru/translation/209091.html

Рекомендуем:

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org