Библиотека / Урановое закулисье. Экс-президент, контракт на добычу урана и щедрый жертвователь

Урановое закулисье. Экс-президент, контракт на добычу урана и щедрый жертвователь


После визита Клинтона в Казахстан фирма его друга, канадского предпринимателя Фрэнка Гистры, заключила мегасделку на добычу урана

Теги:Нет тегов

Опубликовано в:Библиотека

 

Вечером 6 сентября 2005 года частный самолет, на борту которого находился канадский финансист, инвестор горнодобывающей промышленности Фрэнк Гистра, приземлился в Алма-Ате, живописном городе в пересеченной местности на юго-востоке Казахстана. В нескольких сотнях миль к западу ожидало целое богатство: вожделенные месторождения урана, который может служить топливом для ядерных реакторов по всему миру. Гистра стремился заключить эксклюзивную сделку на освоение этих месторождений.

В отличие от конкурентов, уже упрочивших свои позиции в отрасли, Гистра был новичком в сфере добычи урана в Казахстане, бывшей республике СССР. Но нехватку опыта для его молодой компании восполняли блестящие связи. В тот день вместе с Гистрой на его роскошно отделанном самолете MD-87 в Алма-Ату прибыл бывший президент США Билл Клинтон.

То была первая остановка в турне, которое Гистра и Клинтон совершали по трем странам с филантропическими целями. Из аэропорта их сразу умчали на пышный полуночный банкет в обществе президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, который 19 лет держит страну в железных рукавицах, практически подавив политическое инакомыслие.

Назарбаев вышел из-за стола с пропагандистским козырем в свою пользу - Клинтон рьяно поддержал заявку лидера Казахстана на председательство в международной организации, которая наблюдает за проведением выборов и продвигает демократию. Публичное заявление Клинтона нанесло ущерб как внешнеполитическому курсу США, так и резкой критике неудовлетворительного положения с правами человека в Казахстане, которая звучала, в том числе, из уст сенатора Хиллари Родхэм Клинтон - супруги Клинтона.

Согласно документам фирмы, через два дня Гистра тоже вышел победителем - его компания подписала предварительное соглашение о предоставлении ей права приобретения акций трех месторождений урана, контрольные пакеты которых принадлежат Казатомпрому - государственному ведомству Казахстана, которое курирует запасы урана.

По словам аналитиков, эта мегасделка ошеломила горнодобывающую отрасль: безвестная "компания-футляр" сделалась одним из крупнейших добытчиков урана в мире благодаря сделке, которая в конечном итоге стоила Гистре нескольких десятков миллионов долларов.

Всего через несколько месяцев после заключения окончательной договоренности с Казахстаном благотворительный фонд Клинтона тоже получил кругленькую сумму - Гистра пожертвовал в него 31,3 млн долларов. Этот факт держался в секрете, пока Гистра не признал факт пожертвования в декабре. Этот дар, вкупе с позднейшим публичным обещанием Гистры передать William J. Clinton Foundation еще 100 млн долларов, закрепил за Гистрой место в ближайшем окружении Клинтона - элитарном клубе состоятельных предпринимателей, где дружба с экс-президентом дает определенные привилегии.

Гистру пригласили слетать вместе с экс-президентом в Алма-Ату как раз в тот момент, когда финансист пытался заключить сделку, о которой вел многомесячные переговоры.

В письменных ответах на нашу просьбу о комментариях, оба независимо друг от друга сообщили, что Гистра посетил вместе с Клинтоном Казахстан, Индию и Китай, чтобы своими глазами ознакомиться с благотворительной деятельностью его фонда.

Как сообщил пресс-секретарь Клинтона, экс-президент знал об интересе Гистры к горнодобывающей индустрии Казахстана, но не был в курсе "каких-либо конкретных усилий" и ничего не сделал, чтобы ему помочь. Гистра сообщил, что находился в Казахстане "лишь как наблюдатель", а вопрос сделки "не обсуждался" ни с Назарбаевым, ни с Клинтоном.

Но президент Казатомпрома Мухтар Джакишев сказал в интервью, что Гистра все-таки обсуждал сделку напрямую с президентом Казахстана, а дружба Гистры с Клинтоном "разумеется, произвела впечатление". Джакишев добавил, что Казатомпром предпочел вступить в партнерские отношения с компанией Гистры, исходя исключительно из достоинств ее предложения.

Когда корреспондент New York Times сообщил Гистре, что, по словам других лиц, он обсуждал сделку с Назарбаевым, Гистра ответил, что "вполне возможно, упоминал в разговоре с ним о моем общем интересе к горнодобывающему бизнесу в Казахстане, но не обсуждал с ним текущие" усилия.

В ситуации, когда президентская кампания миссис Клинтон набирает обороты, Клинтон начал разрывать финансовые связи с магнатом Рональдом У. Берклом, владельцем сети супермаркетов, и Винодом Гуптой, главой InfoUSA, чтобы избежать конфликтов интересов. Беркл и Гупта использовали престиж экс-президента, чтобы расширить свой бизнес, одновременно обогащая Клинтонов посредством партнерства и договоренностей о консалтинговых услугах.

Клинтон поклялся и в дальнейшем собирать пожертвования в свой фонд, если миссис Клинтон изберут президентом, поддерживая связи с широкой сетью партнеров-филантропов.

Гистра сказал, что, хотя его дружба с экс-президентом "возможно, сделала" его "более заметным человеком в глазах СМИ, она непосредственно не повлияла" на какие-либо из его деловых сделок.

Коллеги по горнодобывающей отрасли и аналитики единодушно заявляют, что вреда от этой дружбы тоже не было. Нил Макдональд, генеральный директор одного из канадских коммерческих банков, который специализируется на сделках в этой отрасли, сказал, что финансовый успех Гистры отчасти обусловлен "фантастической сетью партнеров", которую венчает собой Клинтон. "Для него это очень прочные отношения, - сказал Макдональд. - Я уверен, что это связи очень взаимовыгодные, ибо таков стиль работы Фрэнка".

Предвидя хорошие шансы

Гистра сделал состояние на горнодобывающих проектах в качестве брокера Ванкуверской фондовой биржи: он привлекал миллиарды долларов и обзавелся группой преданных инвесторов. В то самое время, когда в горнодобывающем секторе произошел обвал, Гистра, всю жизнь обожающий кино, в 1997 году основал Lion`s Gate Entertainment Corporation. Но в 2003 году он продал эту студию и вернулся в горнодобывающую отрасль.

Предвидя, что рынок золота войдет в фазу повышения, Гистра начал вкладывать деньги в шахты Аргентины, Австралии и Мексики. Он превратил компанию-футляр с капитализацией в 20 млн долларов в мощного игрока, который после слияния с Goldcorp Inc. (сумма сделки составила 2,4 млрд долларов) стал второй по величине золотодобывающей компанией Канады.

Чистый капитал Гистры, по некоторым оценкам, достиг миллиардов долларов. Гистра задумался, как бы пустить это богатство на благие цели. Знакомство с Клинтоном и известия о деятельности его фонда в таких сферах, как лечение больных СПИДом в бедных странах, "изменило мою жизнь", сказал Гистра в интервью Vancouver Sun.

Клинтона и Гистру представили друг другу в ванкуверском особняке, принадлежащем последнему, в июне 2005 года, на приеме, где собирались пожертвования в помощь жертвам цунами. Они мгновенно нашли общий язык. Их роднит увлечение историей, геополитикой и музыкой - Гистра играет на трубе, а Клинтон на саксофоне. Вскоре элегантный канадец стал регулярно появляться в обществе вместе с Клинтоном. На самолете Гистры они облетели всю планету.

Хоть 50-летний Гистра и воспылал страстью к филантропии, но он все еще искал способы нажиться.

Стремительно растущий спрос на энергию помог вдохнуть новую жизнь в атомную энергетику, и уран - сырье для ядерного топлива - вот-вот должен был стать весьма востребованным товаром. В конце 2004 года Гистра начал переговоры с инвесторами и создал компанию, которая в итоге получила название UrAsia Energy Ltd.

Нужно было пробиться в Казахстан - страну, где находится примерно пятая часть всех запасов урана в мире. Но Казатомпром, осаждаемый кучей поклонников, мог привередливо выбирать себе партнеров.

"Казатомпром все приглашали на бал, - поясняет Фади Шадид, старший аналитик фондового рынка, отслеживающий урановую индустрию для инвестиционного банка Friedman Billings Ramsey. - Второразрядному новому игроку типа UrAsia пришлось бы заручиться всей возможной помощью отовсюду".

Партнером Казатомпрома уже была Cameco Corporation, занимающая в мире первое место по добыче урана. Но когда Cameco выразила интерес к объектам, к которым уже присматривался Гистра, правительство отреагировало вяло. "Нам давали понять, что у нас и так руки заняты", - пояснил Джеральд У. Грэнди, президент Cameco.

По словам Грэнди, Cameco потребовалось пять лет на "обзаведение нужными связями" в Казахстане. UrAsia не могла себе этого позволить. Чтобы дело принесло прибыль, нужно было заключить сделку, пока цены на уран не подскочили.

"Время решало все", - говорит бизнесмен Сергей Курзин, уроженец России; UrAsia привлекла к сделке компанию Курзина, зарегистрированную в Лондоне, благодаря его связям в Казахстане. Даже с помощью этих знакомых, отметил Курзин, потребовалось четыре месяца, чтобы договориться о встрече с представителями Казатомпрома.

Согласно документам, в августе 2005 года компания послала в Казахстан инженера-консультанта для оценки урановых месторождений. Менее чем через четыре недели прибыл Гистра вместе с Клинтоном.

По словам Джакишева, один из помощников Назарбаева сообщил ему, что во время визита Гистра говорил с Назарбаевым об этой сделке. "И когда наш президент спросил Гистру: "Чем вы занимаетесь?", он сказал: "Я пытаюсь заключить деловые отношения с Казатомпромом", - рассказал Джакишев. Он добавил, что Назарбаев ответил: "Очень хорошо, давайте-давайте".

Визит Клинтона в Казахстан - его единственная поездка в эту страну после ухода из Белого дома - был, по-видимому, организован поспешно. По словам сотрудника Госдепартамента, пожелавшего остаться анонимным, так как он не уполномочен делать официальные заявления, посольство США в последний момент было уведомлено, что президент нанесет "частный визит".

Официальной причиной визита было обнародование договоренности с Clinton Foundation, благодаря которой правительство Казахстана смогло приобрести лекарства для больных СПИДом со скидкой. Но на пресс-конференции Клинтон соскользнул на щекотливую тему, похвалив Назарбаева за то, что он "придал открытость общественной и политической жизни своей страны".

В заявлении, на котором Казахстан сделал особый упор в пресс-релизах, Клинтон выразил надежду, что эта страна добьется своей первостепенной цели - станет председателем Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, что наделит администрацию Назарбаева легитимностью.

"По-моему, время для этого пришло, это важный шаг, и я рад, что вы готовы его сделать", - сказал Клинтон.

В ускоренном режиме

Похвалы из уст Клинтона звучали странно, поскольку Соединенные Штаты не поддержали заявку Назарбаева. (На исходе прошлого года Казахстан все-таки добился шанса возглавить ОБСЕ на один год, хотя администрация Буша и выражала обеспокоенность этой перспективой). Более того, супруга Клинтона, входящая в комиссию Конгресса, которая отслеживает такие вопросы, также выражала свое скептическое отношение к этой заявке.

За одиннадцать месяцев до вышеупомянутого заявления Клинтона госпожа Клинтон, наряду с другими лицами, подписала письмо комиссии в Госдепартамент, которое должно было послужить "тревожным сигналом" по поводу перспективы председательства Казахстана в ОБСЕ. В письме говорилось, что заявка Казахстана "будет неприемлема" в связи с "широкой коррупцией", отменой выборов и контролем государства над СМИ.

В письменном заявлении для New York Times пресс-секретарь Клинтона написал, что экс-президент "не видел противоречия" между своими заявлениями в Казахстане и позицией миссис Клинтон, которая, в свою очередь, сообщила через пресс-атташе: "Позиция сенатора Клинтон в отношении Казахстана остается неизменной".

Пресс-секретарь Клинтона, отметив, что в Алма-Ате экс-президент также встречался с лидерами оппозиции, сообщил, что экс-президент всего лишь "стремился отметить, что приверженность принципам политической открытости и честных выборов положительно повлияет на усилия Казахстана по председательству в ОБСЕ".

Но Роберт Херман, при администрации Клинтона работавший в Госдепартаменте, ныне сотрудник правозащитной организации Freedom House, сказал, что заявление экс-президента было эквивалентно констатации готовности Казахстана возглавить ОБСЕ; эту позицию Херман назвал "совершенно абсурдной".

"Он либо выступил вразрез с информацией, которую ему предоставили перед визитом, либо прискорбно заблуждался, - сказал Херман. - Ничто в послужном списке Казахстана не указывало, что они действительно хотят продвигаться вперед в области демократических реформ".

И верно, в декабре 2005 года Назарбаев победил на очередных выборах, которые, по заявлению самой ОБСЕ, сопровождались такими нарушениями, как "атмосфера запугивания" и "вброс избирательных бюллетеней".

После того как Назарбаев победил, набрав 91% голосов, Клинтон письменно поздравил его. "Осознать, что ваша работа оценена на "отлично", - одна из главнейших наград в жизни", - написал Клинтон в письме, обнародованном посольством Казахстана. В сентябре прошлого года, всего через несколько недель после того, как в Казахстане прошли выборы, вновь не отвечавшие международным критериям, Клинтон оказал честь Назарбаеву, пригласив его на свою ежегодную конференцию филантропов.

Не прошло и двух суток с 7 сентября, когда Клинтон покинул Алма-Ату, как Гистра получил свой контракт. UrAsia подписала два меморандума о взаимопонимании, которые подготовили почву для партнерства его компании с Казатомпромом на трех шахтах.

За это UrAsia должна была заплатить более 450 млн долларов. Такой суммы у компании под рукой не было, а раздобыть ее требовалось уже через несколько недель. Окончательная договоренность была заключена в ноябре, после того как UrAsia привлекла средства, проведя крупнейшее в истории Венчурной биржи Канады IPO.

Гистра опроверг утверждение, что для заключения сделки UrAsia требовалось одобрение Казатомпрома, - он возразил, что санкция этого ведомства не требовалась.

Но Джакишев, аналитики и Курзин - один из инвесторов самого Гистры - сказали, что санкция требовалась. Джакишев, сообщивший, что ко времени приезда Клинтона сделка была уже близка к заключению, сказал, что на Казатомпром произвела большое впечатление сумма, которую был готов заплатить Гистра, и его опыт в привлечении инвесторов. По словам Джакишева, в конечном итоге контракт подписал сам Назарбаев.

Наблюдатели, долгое время следившие за рынком, недоумевали. В том, что Казатомпром выбрал UrAsia, видели "загадку", по выражению Джина Кларка, генерального директора информационного бюллетеня урановой индустрии Trade Tech.

"UrAsia каким-то образом удалось резко ускорить весь процесс", - пояснил Кларк. Компания сделалась "крупным добытчиком урана, хотя в недавнем прошлом ее вообще не существовало".

Выгодная продажа

Согласно документам, в 2006 году Гистра пожертвовал Clinton Foundation 31,3 млн долларов; это произошло спустя несколько месяцев после вышеописанных событий, но точную дату не назвали ни Гистра, ни пресс-секретарь Клинтона.

В сентябре 2006 года Гистра был одним из продюсеров гала-концерта в честь 60-летия Клинтона, где выступали звезды вроде Джона Бон Джови; на концерте было собрано около 21 млн долларов для Clinton Foundation.

В феврале 2007 года некая компания под названием Uranium One согласилась купить UrAsia за 3,1 млрд долларов. Гистре, директору и мажоритарному акционеру UrAsia, причиталась выплата из расчета 7,05 доллара за акцию; между тем всего двумя годами ранее акция компании оценивалась на бирже в 10 центов.

В феврале же Джакишев, по его собственным словам, съездил в Чаппакуа, штат Нью-Йорк, чтобы нанести визит в дом Клинтона. Джакишев утверждает, что эту встречу, продлившуюся три часа, устроил Гистра. Как говорит Джакишев, он хотел обсудить с Клинтоном намерения Казахстана - о которых в то время не заявлялось публично - приобрести 10-процентную долю в американской компании Westinghouse, поставляющей оборудование для атомной промышленности.

Почти годом ранее Клинтон советовал властям Дубая, как им лучше реагировать на политический фурор, возникший после того, как одна из компаний этого государства попыталась приобрести контрольные пакеты нескольких портов в США. Госпожа Клинтон была среди тех, кто на Капитолийском холме заговорил о риске, который несет эта сделка для национальной безопасности, и способствовал срыву договоренности.

По словам Джакишева, он волновался, что идея инвестиций в Westinghouse натолкнется на сходные возражения. Клинтон сказал ему, что не будет лоббировать это предложение, но Джакишев был доволен, что ему представился шанс изложить предложение своего государства экс-президенту США.

Клинтон "сказал, что для Америки это очень важно", сообщил Джакишев, добавив, что на встрече в доме Клинтона присутствовал и Гистра.

И Клинтон, и Гистра поначалу вообще отрицали факт подобной встречи. Гистра также отрицал, что когда-либо устраивал чиновникам из Казахстана встречи с Клинтоном. В среду, после того как корреспондент New York Times сообщил, что, по другим свидетельствам, встреча в доме Клинтона действительно имела место, оба признали этот факт.

"Вы верно говорите, что я попросил президента встретиться с главой Казатомпрома, - сказал Гистра. - Джакишев в феврале 2007 года попросил меня устроить встречу с экс-президентом Клинтоном, дабы обсудить будущее атомной энергетики". Гистра сказал, что о встрече "запамятовал, пока вы мне не напомнили".

В среду пресс-секретарь Клинтона Бен Ярроу распространил то, что сам назвал "поправкой"; этот документ гласит: "Сегодня мистер Гистра сообщил в наш офис, что в феврале 2007 года он привез мистера Джакишева из Казатомпрома на встречу с президентом Клинтоном, дабы обсудить будущее атомной энергии".

По словам Ярроу, ранее он отрицал факт встречи, основываясь на архиве экс-президента, где, по его словам "зафиксирована встреча с Гистрой 27 февраля; о других посетителях не упомянуто".

По словам Джакишева, он сохранил яркие воспоминания о визите в Чаппакуа и наглядное доказательство - фотографию, где он запечатлен вместе с экс-президентом.

"Я повесил наше фото на стену, и люди меня спрашивают, действительно ли я встречался с Клинтоном. А я говорю: "Да, я встречался с Клинтоном", - сказал он, сияя от гордости.

Материал подготовлен при участии Дэвида Л. Стерна и Маргот Уильямс

Рекомендуем:

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org