Библиотека / Туркменистан: Ловушки прошлого для будущего

Туркменистан: Ловушки прошлого для будущего

Артём Улунян

политическая и экономическая составляющая современного процесса в Туркменистане оказываются в явном противоречии друг к другу, порождая коллизии, способные при сохранении ниязовской системы лишь усилить зависимость «группы 21 декабря» от внешних факторов.

Теги:Нет тегов

Опубликовано в:Библиотека

Несмотря на, казалось бы, определенный новым руководством страны политический курс и внешнеполитические преференции Ашхабада, в действительности, ситуация продолжает оставаться исключительно неясной. Более того, отчётливого видения перспектив не имеют и те, кто сейчас находится у власти. С одной стороны, они совершенно не настроены отказываться от созданной в годы правления С.Ниязова общественно-политической системы, так как любые ее трансформации, по их мнению, способны повлиять на общественно-политическую ситуацию в неблагоприятном для них смысле. С другой стороны, явно нефункциональная модель башистского режима в условиях социально-экономического кризиса и при отсутствии харизматического вождя, проводившего силовые ротации политического слоя, не в состоянии просуществовать достаточно долго.

Попытки сохранить содержательную часть общественного устройства и провести «модернизационные мероприятия» технократического порядка уже сейчас и по совершенно объективным причинам могут столкнуться с двумя системными «ловушками». Первая из них относится к политической сфере. Созданная С.Ниязовым так называемая многоканальная схема легитимации принимаемых им единолично решений (президентская, правительственная, парламентская и квазиобщенародная в лице Халк Маслахаты - Народного Совета) фактически не приемлема для пришедшей к власти «группы 21 декабря», так как со всей очевидностью продемонстрирует необходимость занятия соответствующих постов членами этой группы для их уравнивания.

Уже на начальном этапе деятельности «декабристов» произошло перераспределение центров силы и превращение Государственного Совета безопасности в реальный орган власти. Таким образом, оказались фактически ослаблены полномочия Народного Совета, призванного по плану покойного главы Туркменистана являться главным исполнительно-законодательно-совещательным органом в сконструированной ими системе власти. Назначенные на 30 марта 2007 года выборы председателя Халк Маслахаты (ХМ) либо должны узаконить позиции нынешнего президента Гурбангулы Бердымухаммедова как общенационального лидера (в том, случае, если он займет этот пост), либо существенно понизить статусность Народного Совета, главой которого станет кто-либо иной. Но именно здесь кроется главная проблема.

Членами ХМ являются более двух с половиной тысяч как избранных, так и назначенных представителей, включая правительственных бюрократов. В случае занятия председательского кресла кем-либо из числа представителей «группы 21 декабря», ситуация серьезно изменится. От того, насколько близким этот человек является к Бердымухаммедову и насколько «равновеликим» по имеющимся административным ресурсам ему он будет, зависит вся схема новой власти.

Появление в роли председателя кого-либо из военизированных министерств в одном из вариантов будет означать усиление именно этого представителя «декабрьской группы», но с таким же успехом может стать началом конца Халк Маслахаты, когда он частично объединится с парламентом (Меджлисом) по подконтрольному Бердымухаммедову сценарию.

Поставленная С.Ниязовым ловушка начинает действовать. Однако при всей сценарности происходящего в Туркменистане следует отметить, что усиление нынешнего президента едва ли будет восприниматься отдельными членами «группы 21 декабря» положительно. Поэтому вопрос о председательстве в Халк Маслахаты, будучи поставлен 21 декабря 2006 г. при обсуждении ситуации в узком кругу, был снят временно с повестки дня по ряду формальных причин. В данный момент не исключено избрание, а, по сути – назначение на пост председателя Народного Совета лица, которое не станет неожиданным ни для граждан страны, ни для зарубежных наблюдателей.

Вторая ловушка, поставленная С.Ниязовым на пути своего преемника, это – система управления экономикой и методы реализации принимаемых решений. Следует отметить, что говорить серьезно о так называемом частном секторе в туркменской экономике не приходится. Одновременно, следует отметить, что отдельные из её секторов серьезно связаны с иностранными «участниками» внутритуркменского рынка и внешнеэкономическими отношениями Ашхабада.

В данный момент, при серьезном дефиците кадров управленцев, в условиях разрушенной системы образования и профессиональной подготовки, новое руководство Туркменистана сталкивается с серьезной проблемой. С одной стороны, необходимость проведения серьезных экономических реформ невозможно без компетентных кадров, а, с другой, привлечение иностранцев (среди которых, вне всякого сомнения, будут как лоббисты вполне конкретных государств, а также всякие сомнительные личности авантюрного склада) способно повлиять на расстановку сил внутри нынешнего политического слоя.

Появление в условиях современного Туркменистана олигархических группировок может оказать серьезное воздействие на и без того слабую общественно-политическую систему. При реализации этого сценария «группа 21 декабря» будет стоять перед выбором: либо консолидироваться с целью выступить единым фронтом против таких явлений, либо распасться, а её членам стать представителями «номенклатурного капитализма». Имея в виду связь двух из «декабристов» с определенным (не газовым) бизнесом, последнее не исключено. Особенно красноречивым на этом фоне выглядит недавнее постановление об отказе взимания НДС с экспортно-импортных операций с лекарствами.

Таким образом, политическая и экономическая составляющая современного процесса в Туркменистане оказываются в явном противоречии друг к другу, порождая коллизии, способные при сохранении ниязовской системы лишь усилить зависимость «группы 21 декабря» от внешних факторов, к числу которых относится, прежде всего, заинтересованность зарубежных государств в газе. Созданная покойным президентом С.Ниязовым общественно-политическая и экономическая модель, будучи не способной эволюционировать, начнёт рушиться уже с первыми серьезными шагами на пути реформ. Именно это и представляет угрозу для нынешнего руководства страны. Все они хорошо знают по опыту хрущевской «оттепели» и горбачевской перестройки, чем заканчивается подобный путь для инициаторов перемен в авторитарно-тоталитарных государствах. Имея в виду наличие политической и экономической ловушек, официальный Ашхабад будет предпринимать усилия, направленные на создание имитационной модели и ограничиваться исключительно оперативно-конъюнктурными интересами.

Рекомендуем:

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org