Публикации / “Демократия” с нечеловеческим лицом

“Демократия” с нечеловеческим лицом

Николай Фомин

Теги:Угрозы Для Демократии

Опубликовано в:Публикации

 

В Кыргызстане арестовали лидера оппозиции Феликса Кулова. До этого власти старательно делали вид, что Кулов им не страшен. Правда, его партию “Ар-Намыс” лишили возможности участвовать в парламентских выборах. А самого Кулова путем грубой фальсификации забаллотировали в одномандатном округе. Тем не менее, встречаясь с международными наблюдателями, представителями ОБСЕ, Аскар Акаев отмечал, что все упущения и ошибки будут учтены на предстоящих президентских выборах. Это давало наиболее оптимистичным экспертам надежду: Кулов вступит с Акаевым в равную, справедливую борьбу.

Увы. Сейчас уже очевидно, что нынешние носители высшей власти в Киргизии решили защищать себя от волеизъявления народа при помощи жестких силовых мер. Следуя путем Нурсултана Назарбаева, киргизский президент строит “фасадную” модель демократии, в которой внешние механизмы призваны имитировать выхолощенную суть. Исход любых выборов и референдумов при такой системе заранее ясен.

Возмущенные самоуправством властей киргизы проявили куда большую социальную активность, чем их казахские соседи. В Кара-Бууринском районе развернулась столь мощная акция протеста, что властям пришлось использовать вооруженный спецназ. Оппозиция назвала этот шаг “вооруженной борьбой с народом”. Редкий случай: люди требуют не выплаты пенсий и зарплат, а соблюдения демократических норм на выборах. Председатель местной участковой избирательной комиссии покончил с собой, не вынеся позора фальсификаций, сделанных под давлением властей.

Однако силы не равны. Безоружные граждане, требующие проведения перевыборов, вряд ли смогут долго противостоять специально обученным подразделениям, оснащенным спецсредствами против “нарушителей общественного порядка”. Помимо спецназа, власти используют всю мощь государственной машины, чтобы блокировать лидеров оппозиции. Основной удар направлен против Кулова и его соратников. Здесь Акаев не оригинален – точно так же осенью 1998 года его казахский свояк пытался обвинить во всех смертных грехах и арестовать экс-премьера Кажегельдина. Кажегельдин с тех пор вынужден жить за пределами Казахстана. Видимо, такую же участь готовят в Бишкеке и Кулову: припугнуть, обвинить, опорочить и позволить уехать куда-нибудь подальше.

Преследования оппозиции традиционно подаются в Центральной Азии как борьба с коррупцией. Все опасные оппоненты власти тут же становятся подозреваемыми. Летом 1998 года Назарбаев вручил Кажегельдину высший орден за вклад в реформы. Прошло три месяца, политическая ситуация изменилась, экс-премьер открыто выступил как претендент на высшую власть, и тот же Назарбаев санкционировал уголовное преследование вчерашнего соратника и орденоносца. Чего только не придумали сервильные члены назарбаевской свиты! Замки в Бельгии, холдинги в Италии, отмывание грязных капиталов, неуплата налогов, незаконное приобретение и хранение оружия, - вот неполный перечень обвинений в адрес Кажегельдина. Все обвинения появились только тогда, когда Кажегельдин стал политическим противником президента. Сидел бы он где-нибудь тихо в тени – никто бы и не подумал обвинять человека, который в 1995 году буквально вытащил экономику Казахстана из долговой ямы.

По аналогичному сценарию действует сегодня и Аскар Акаев. Принцип один: тот, кто хочет потягаться с президентом, будет “тягаться” со всей государственной властью. Прежде всего со всесильными спецслужбами, которые давно отслеживают недовольных и неугодных. 9 марта в Бишкеке был арестован ближайший соратник Кулова Эмиль Алиев. Его обвиняют в мошенничестве, совершенном в …1995 году. Тогда Алиев якобы получил от каких-то бизнесменов 70 тысяч долларов и хотел сбежать, но был задержан и осужден на 10 (!) лет лишения свободы. Авторов этой байки не смущает явное несоответствие между деянием, которое инкриминируется Алиеву, и суровостью вынесенного ему приговора. Никто не объясняет и тот удивительный факт, что Алиев быстро вышел на свободу и активно занялся политической деятельностью. Трудно предположить, что человек, которому грозило 10-летнее заключение, пошел на такой риск, как участие в парламентских выборах на стороне главного оппозиционера. Либо Алиев – отчаянный храбрец, либо (что более вероятно) обвинения в его адрес – липа.

Но Алиев не столь крупная фигура, на нем власти лишь “пристреливались”, изучали реакцию общественности и Запада. На самом деле метили в Феликса Кулова. За плечами лидера киргизской оппозиции серьезный политический багаж. Это человек, известный в Киргизии не меньше, чем Кажегельдин в Казахстане. Так же как Кажегельдин, Кулов входил в высшую власть и знает изнутри все ее механизмы, сильные и слабые стороны. Был вице-президентом Кыргызстана, министром национальной безопасности, мэром Бишкека. Как и Кажегельдин, Кулов хорошо известен заинтересованным общественным деятелям, политикам за пределами республики – в России, США, странах Западной Европы. Финансовые и организационные ресурсы, которыми располагает Кулов, его популярность в республике и за рубежом, - все это, как видно, страшно напугало Акаева и его окружение.

В результате было принято решение “мочить” конкурента в Национальном кардиологическом центре. 22 марта его подняли с больничной койки и заставили проследовать в следственный изолятор МНБ республики. “Я ожидал такого развития событий”, - прокомментировал происшедшее Кулов в кратком интервью агентству “Рейтер”.

Теперь ненавистный соперник в руках “демократа” Акаева. Ему уже предъявили обвинения – в злоупотреблении служебным положением и в подстрекательстве к служебному подлогу. Дела давно минувших дней: следствие намерено доказать, что Кулов совершил эти преступления в 1995 году. Чем отдаленнее, тем лучше, можно мутить воду и напускать туману. Пять лет – срок достаточный, чтобы фальсифицировать любые документы и подготовить любых свидетелей. Просто удивительно, как власти не додумались обвинить Кулова в связях с международной мафией или в пособничестве баткентским террористам. Но, кто знает, может быть, и эти обвинения еще прозвучат. У Кажегельдина, например, список прегрешений постоянно пополняется. Стоит ему резко выступить против властей, съездить в очередной раз в США – тут же на казахстанских телеэкранах появляется Генеральный прокурор РК и сообщает, что разоблачил очередное преступление экс-премьера. Вот и в Бишкеке, наверное, все будет зависеть от поведения Кулова. Если власти сумеют его сломать, если заставят отречься от своих политических убеждений, отказаться от борьбы  то и обвинения скорее всего “не подтвердятся”.

Но Кулов – крепкий орешек. Он наверняка будут упорствовать. И хотя сегодня как никогда велика опасность для его жизни и здоровья, его арест стал новым стимулом для сплочения и активизации оппозиционных сил Кыргызстана. Оппозиция объединяется, как объединились в декабре 1998 года казахстанские партии и движения вокруг Кажегельдина. Арестовав Кулова, власти показали, кого они более всего боятся, признали его неформальное лидерство и окончательно разрушили прежний демократический образ киргизского руководства в глазах цивилизованного мира.

“Центральноазиатский бюллетень”, 23 марта 2000 года.

 

Рекомендуем:

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org