Публикации / Конец политических технологий в России

Конец политических технологий в России

Виталий Хлюпин

Избирательные кампании, похоже, нужны лишь для того, чтобы объяснить победу одного из кандидатов, а также показать, на что ушел предвыборный бюджет

Теги:Угрозы Для Демократии

Опубликовано в:Публикации

 

Политик - это телепередача

Виктор Пелевин

Я не был поклонником творчества Виктора Пелевина до прочтения "Поколения Пи". Прочитав - стал. Смысл романа в моем (политтехнолога) понимании - "иллюзорность" или "виртуальность" многих происходящих явлений и процессов. Именно не театральность, "сыгранность", "кукловодность" политического действа, а его отсутствие вообще в реальной жизни. Попробую объяснить предельно просто и без любимых интеллигентских заморочек.

В наше время достижения информативных технологий настолько велики, а люди, призванные профессионально заниматься проблемами власти, настолько беспринципны, что говорить о "выборности" или "выбираемости" тех или иных политических персонажей просто смешно.

Механизм манипулятивного воздействия на психику электората был нащупан и обкатан во время памятной президентской кампании Б. Ельцина весны-лета 1996 года. "Вложившись" в один общак, титаны российского бизнеса (Березовский, Гусинский, Чубайс и др.) "раскрутили" почти абсолютно непопулярного Б. Ельцина с его рейтингом 4-6%, провальной чеченской войной, инфарктом, плясками и дирижерскими экзерсисами до победы. Часть голосов у основного соперника Г. Зюганова "съел" подставной Лебедь, часть (процентов 10-15 смахинировали при подсчете), но значительный процент запуганных и замороченных россиян действительно отнес свои голоса "гаранту Конституции". "Не дай бог!" - так называлась многомиллионная газета-пугалка, повествовавшая о кровожадном коммунисте Зюганове, который, придя к власти, отберет последние крохи и посадит всех в концлагеря. Обывателя затерроризировали демократические СМИ, запугали, загнали в угол и заставили в конечном счете смириться со вторым сроком первого президента.

Получилось. Июньские выборы 1996 года в России означали не продолжение правления Б. Ельцина, а революционный скачок в технологии выборных кампаний. Оказалось возможным в демократической (по ряду признаков) стране демократическим путем осуществить процесс получения заданного заранее результата. Именно: не избрали кого хотели, а избрали того, кого не хотело большинство. Нужен был Б. Ельцин - он стал президентом. Потому что был выгоден.

Однако ситуация изменилась. Процесс накопления первоначального капитала на базе приватизации государственной собственности закончился. Собственности оказалось даже меньше, чем олигархов. В августе 1997 года, задействовав государство как оружие в своих внутренних разборках, олигархи сводили счеты уже друг с другом - из когорты вершителей судеб выпали Смоленский, Виноградов и многие другие видные банкиры.

Разорять страну до конца невыгодно - какой бизнес может быть в Гвинее-Бисау или Суринаме! Если разорить всех и до конца, может получиться не бизнес, а революция. Где революция - там пьяные матросы, анархия, могут просто поймать и отрезать голову любому - банкиру-олигарху или последнему дворнику.

Конъюнктура рынка в России сегодня такова, что олигархам выгодно быть государственниками. Собственность перераспределена, гарантии от преемника Б. Ельцина в ее неприкосновенности получены, пришло время заниматься спокойным бизнесом на торговле сырьем, нефтью, газом, лесом.

Подтверждением тому, что в России олигархи стали патриотами, служит тот факт, что никто из них не сбежал по примеру Артема Тарасова. Напротив, лишенные въездных виз, под угрозой ареста Березовский и Йордан рвались назад, в Москву. Здесь их капиталы, здесь их интерес.

Но вернемся к выборным технологиям. С избранием Ельцина, получив живое (хотя и тяжело больное) доказательство того, что манипулировать электоратом можно тотально, олигархи довели замысел до логического конца. В 1988 году политолог Фукуяма написал эссе "Конец истории". По его мнению, тот строй прогрессивного либерализма, который есть в Америке и Европе, настолько совершенен, что невозможно придумать ничего лучшего. И не только придумать, будущего просто не будет. Все - конец истории. Дальше либо топтание на месте демократических ценностей, либо, страшно сказать, - конец света, апокалипсис. Апофеозом фукуяминых размышлений стало достижение российских политтехнологов.

С одной стороны, манипулятивные технологии слишком трудо- и умозатратны, хлопотны. Разрабатывать сценарии и программы, организовывать туры и поезда "звезд-агитаторов", платить фантастические деньги телемагнатам, покупать газеты и т. п. С другой стороны, отказаться от всего перечисленного тоже никак нельзя - именно под массовые мероприятия можно освоить многомиллионный бюджет. Чем больше мероприятий, тем больше денег в бюджете кампании и тем крупнее коробки из-под ксероксов... Выгода и заинтересованность прямые.

Для нормального проведения избирательной кампании (эта формула сегодня у политтехнологов - то же самое, что закон Ньютона у физиков) надо исключить из ее хода два мешающих элемента - кандидата и электорат. Кандидат обычно докучает советами, лезет не в свои дела, имеет особенное видение собственной, чаще всего ничтожной роли в истории и т. п. Электорат вообще подвержен массовым психозам, симпатиям, антипатиям, его надо убеждать, уламывать, оболванивать наконец. Все это очень затратно и неинтересно. Проще - "сработаться со считалкой" (производственный термин политтехнологов). Элементарно "купить" электронную систему подсчета голосов ГАС "Выборы" и участковые (именно участковые) избирательные комиссии.

Сидят в участковых избиркомах (обычно на участке голосует от 1,5 до 2 тысяч голосов) милые люди - учительницы средних школ, воспитательницы детсадов, работники коммунальных служб и среднее звено местной администрации. Живут они на более чем скромные средства. Надо только договориться. По два или по три доллара за голос они сдадут (считают) свой электорат. Не раскрывая профессиональных секретов, прошу поверить на слово - механизм "объективного" подсчета голосов в участковых комиссиях отработан. Путем нехитрых манипуляций с выносными урнами и протоколами, привлечением голосующих "конвейером" и т. д. можно, не напрягаясь, обмануть бдительность самых изощренных наблюдателей и получить 15-20% нужных голосов. Еще 15-20% дает "утруска" при транспортировке от участковой до территориальной комиссии. "Поработав" с теркомом, можно получить еще столько же, в итоге - 50% и безусловная победа.

Несмотря на все "страшные" сроки статей за нарушение процедуры голосования и даже факты ловли за руку нарушителей, в России до сих пор не осужден к отбытию наказания ни один провинившийся. Были только штрафы, которые платит победитель.

Проблемы и политическая борьба возникают только тогда, когда "заказчики" кандидата не достигают консенсуса и они, заказчики, располагают примерно равными финансовыми возможностями. В этом случае появляется нюанс: деньги не просто дают "счетоводам", но и фиксируют это на пленку, чтобы у последних не зародилось искушения покормиться из обеих (или еще больших количественно) источников.

Характерный пример - последние выборы в Московской области. В гонке за лакомый пост главы одного из самых крупных и потенциально богатых субъектов Федерации обозначили себя: действующий губернатор А. Тяжлов ("Отечество"), политики первой величины Г. Селезнев (КПРФ), Б. Громов ("Отечество"), бизнесмены/политики - Б. Федоров ("Вперед Россия!", близок к правым), а также тогда еще мало кому известный спортсмен А.Тихонов ("Отечество").

При этом силы (финансы) двух "заспинных" заказчиков были сопоставимы. За "Отечеством" маячила тень Ю. Лужкова и всей московской финансово-столичной группировки, за Г. Селезневым - прямая поддержка партии власти в лице суперпопулярного В. Путина.

При беспристрастном анализе видно, что шансы "Отечества" намного слабее: а) на противопоставлении "богатая Москва - нищая область" (мэра столицы терпеть не могут завистливые провинциальные жители); б) идеологическая обработка Доренко и Ко сравняла рейтинг Ю. Лужкова и "Отечества" с землей; в) Громов не известен жителям области ни по каким реальным делам и не имеет корневой привязки к региону (не родился, не жил, не женился на местной); г) действующий губернатор и записной активист "Отечества" А. Тяжлов - фигура крайне непопулярная, эдакий Ельцин областного масштаба, неизлечимо подверженный на пару с экс-президентом одному недугу.

У Селезнева одни плюсы: 1) стойкий электорат и опора на налаженную партийную структуру; 2) лучшая раскрученность, в качестве политической фигуры; 3) публичная поддержка действующей власти в лице всенародно любимого В. Путина.

И главное, Селезнев - единый кандидат от коммунистов (крупнейшей оппозиционной партии) и партии власти, а у "Отечества" три кандидата - Б. Громов, А.Тяжлов, А.Тихонов. Подобное "трехголовие" напрочь растаскивало и без того не столь многочисленный "отечественный" электорат.

В плане активности кандидаты вели кампанию ровно и схоже. Объезжали районы, обещали "всем всё" и победу в Чечне до Нового года, выпускали похожие газеты, где расписывались их мыслимые и немыслимые добродетели и ненавязчиво поливались конкуренты, штабы расклеивали листовки, плакаты и вывешивали транспаранты. Все как всегда. Без ярких скандалов и откровенной войны компроматов.

Однако результат поразителен. Победил не Селезнев (заранее заказавший праздничный банкет по случаю победных торжеств), а генерал от "Отечества" Б. Громов. Почему? Здесь только и возникло подобие скандала. Немногие обратили внимание на любопытный фактик - областная избирательная комиссия два дня не могла "подсчитать" предварительные результаты первого и сутки - второго тура. Дальше объяснять - почему?

Из некоторых районов поступило по два заверенных всеми печатями и подписями комплекта протоколов, только результаты в обоих были прямо противоположные. Председатель облизбиркома только глуповато улыбалась (напоминая героиню известного кинофильма "Иван Васильевич меняет профессию" - "и тебя вылечат...") и разводила руками: "И эти мы подсчитаем".

Команда Селезнева, а точнее тех, кто стоял за его спиной, никак не могла представить, что с ними могут сыграть по их же правилам. "Вложившись" в работу с избирательными комиссиями, "Отечество" получило то, чего хотело, а жалкие угрозы проигравшего подать в суд забылись через неделю. Какой суд! Тогда пришлось бы отменять результаты почти всех выборов, начиная с президентских 1996 года.

Итак, вывод. "Иллюзорность" современного политического действа очевидна. Избирательная кампания как таковая сегодня нужна лишь для того, чтобы, во-первых, всего лишь объяснить, почему победил тот или иной кандидат, во-вторых, показать заказчику, на что ушел бюджет.

Но заказчик и сам не лох. Понимание "иллюзорности" и "виртуальности" знакомо и ему. Если игры в "свободные выборы" до сей поры и происходят, то только потому, что: а) нет полной согласованности всех со всеми; б) есть государственный бюджет, с которым выгодно "спутать" бюджет любой кампании. Не будет же заказчик воровать сам у себя!..

В этих условиях появление фигуры всем понравившегося В. В. Путина - знаковое событие. Наступила новая экономическая фаза, фаза, когда выгодно быть государственником. Император Александр I в свое время с вытаращенными от страха глазами заученно повторял убийцам отца, императора Павла, одну фразу: "При мне все будет, как при бабушке". В переводе на современный: "Не режьте, братцы, я гарантирую все старые привилегии". Путин если и похож на какого-то старого русского правителя, то именно на Александра. Его выбрали президентом без выборов и назначили в патриоты. И он, скорее всего, и будет защищать интересы государства, интересы России. Такова конъюнктура рынка, а экономика как определяла, так и определяет политику.

Плохо в личном плане другое. С началом государственно-собирательного этапа русской истории пришел конец политтехнологиям. Они уже просто не нужны. Недаром В. Путин заговорил о восстановлении назначаемости губернаторов как едва ли не о первой планируемой реформе. Хватит попусту спускать деньги, пора браться за реальную работу.

"Континент", №4(17) 23 февраля - 7 марта 2000 г.

Рекомендуем:

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org