Публикации / Нурбулат Масанов: Я – за власть олигархов

Нурбулат Масанов: Я – за власть олигархов


 

Он не без гордости до сих пор именует себя оппозиционером, но теперь, по его собственным словам, предпочитает быть одиноким оппозиционером, отвечающим только за свои слова и поступки, и не хочет ни с кем кучковаться. Ему “надоело быть легионером, который никогда не оказывается причастным к успехам оппозиции, зато почти всегда виноватв ее поражениях”.

На вопросы политического обозревателя газеты “Время” Виктора ВЕРКА отвечает политолог Нурбулат МАСАНОВ.

- Нурбулат, ну и как вам со стороны видятся процессы, происходящие внутри властного и оппозиционного лагерей?

- Прежде всего надо помнить: все сегодняшние лидеры оппозиции родом из власти. И принесли с собой оттуда все стереотипы, привычки, подходы. Поэтому меня как человека, всегда противостоявшего власти, не очень вдохновляют многие процессы, происходящие как во власти, так и в оппозиции...

- Например?

- Например, так называемый “раскол” в “Ак жоле”. Я всегда говорю: если ты политик, то ты должен уметь договариваться с кем угодно - хоть с чертом, хоть с дьяволом! - в интересах дела. Но когда вместо этого ты громко, на всю страну “разводишься” со своими вчерашними партнерами, сразу же возникают сомнения в политической адекватности. Как же эти партийные вожди собираются договариваться с обществом, с миллионами людей, если они не могут договориться друг с другом? Однажды я назвал это “детскими болезнями” “Ак жола” и все больше убеждаюсь в правоте этого мнения...

- Ну да, может быть, вы еще знаете, как эти “детские болезни” лечатся?

- С моей точки зрения, чтобы иметь право называться политиком, необходимо умение находить компромиссы ради достижения поставленной цели. Чтобы достичь этой цели, политик должен быть готов к череде компромиссов, к необходимости идти на любые жертвы, уступки, инвестиции, он должен быть готов к тому, что придется почти наверняка пожертвовать частью своих интересов и даже своего имиджа. Короче говоря, он должен быть постоянно готов наводить мосты... В политике не бывает чистых экспериментов, ежедневно приходится корректировать свою позицию и учитывать миллион привходящих факторов.

- Под целью вы разумеете завоевание власти?

- Не только. Это и возможность реализации поставленных общественных целей, своих идей, и многое другое.

- Но разве не для этого оппозиционный блок “За справедливый Казахстан” назвал единого кандидата в президенты - Жармахана Туякбая? Или, по-вашему, это тоже “самопиар”?

- Нынешним лидерам оппозиции еще предстоит пройти большую школу, чтобы превратиться в настоящих политиков. Одно дело быть чиновником, когда от тебя требуется слепое и беспрекословное исполнение указаний вышестоящих инстанций, и совсем другое дело стать политиком - человеком, которому ежеминутно приходится отвечать на вызовы времени.

- Помнится, мне пришлось выслушать немало возмущенных откликов на ваше интервью где-то в Интернете, в котором вы утверждали: у казахов нет героев...

- Начнем с того, что я говорил: у казахов в разные эпохи были разные герои, а сейчас мы переживаем такой период, в котором героев действительно нет. Сейчас у нас вакуум. Хотя я вижу людей - Галымжана ЖАКИЯНОВА, Жармахана ТУЯКБАЯ, Заманбека НУРКАДИЛОВА и некоторых других, способных этот вакуум заполнить. Но не все из них к этой роли готовы. Некоторые пребывают в плену ошибочного стереотипа, согласно которому, становясь большим чиновником, ты автоматически становишься политиком. Это величайшее заблуждение, поскольку чиновник лишен возможности проявлять инициативу, он - винтик корпоративного механизма власти. Политика - это творчество, если угодно...

- Вот вы говорите: политика - это творчество, инициатива. А предложения лидеров блока “За справедливый Казахстан” о диалоге с президентом - лицом к лицу без посредников - не из этой ли самой оперы?

- Нет, совсем из другой. Вспомните, оппозиция начала говорить о национальном диалоге шесть лет назад. Уже тогда эта мысль была внедрена в общественное сознание. Но тогда оппозиция вела себя наступательно, ставила власти ультиматум. Сейчас же это похоже на какое-то “выпрашивание”, когда ребенок говорит родителю: дай мне конфетку, и я буду послушным... Но какой смысл выпрашивать конфетку, когда тебе уже ясно дали понять: никакого диалога не будет, а если и будет - то только в формате, удобном президенту?

- Многие считают февральское Послание президента сильным политическим ходом...

- Учитывая, что до президентских выборов еще в лучшем случае восемь месяцев, это явный фальстарт. Уже сегодня даже среди журналистов и политологов не многие помнят, о чем тогда говорил президент. Так что перед выборами ему придется давать новые обещания. Вообще, популизм - это очень сложное и опасное оружие. Даже для действующего президента. А уж в руках оппозиции оно может стать просто самоубийственным. Ведь всякое популистское обещание срабатывает только в том случае, если его исполнить хотя бы на одну десятую...

- Ну, у власти-то есть такая возможность...

- Да, пока есть. Но мне кажется, сейчас в обществе уже выработался иммунитет на посулы сверху. И потом, те же учителя и врачи прекрасно понимают: к осени пару-тройку обещанных тысяч тенге прибавки съест инфляция - и не поперхнется.

- Но, с другой стороны, те же врачи и учителя видят, что произошло в соседней Киргизии, и думают: у нас есть хоть что-то - и слава Богу...

- По большому счету, дело не в этом, а в глубине пропасти между сверхбогатым меньшинством и бедным большинством. В Казахстане, на мой взгляд, эта пропасть больше, чем в Киргизии. Киргизия была бедна изначально - еще с советских времен. И киргизы уже давно воспринимали свою бедность как нечто обыденное. Да, с точки зрения среднего казахстанца, в Киргизии нищета, но средний киргиз может с этим поспорить. Все зависит от точки отсчета.

- В таком случае, почему же режим Акаева смели в считанные дни?

- Потому что этот режим как бы выдавил на обочину большую часть общества, лишив его патерналистской заботы. В принципе, то же самое происходит и у нас. С той лишь разницей, что в Киргизии не было никакой социальной политики, а в Казахстане власть пытается ее имитировать, раздавая популистские обещания и грошовые подачки. В то же время, учитывая большую, чем в Киргизии, платежеспособность населения, у нас и коррупции больше, судебного и полицейского беспредела намного больше. И в этом смысле наша ситуация мне представляется гораздо худшей, чем в Киргизии.

- Скажите еще, что Казахстан - следующий в “очереди на революцию”!

- Увы, не скажу... Потому что у нас хоть и сложилась двухполюсная политическая система (второй полюс начал формироваться после ухода в оппозицию Кажегельдина), этот второй полюс, словно прохудившийся воздушный шар, то сдувается, то раздувается, подпитываясь новыми перебежчиками из власти. Но эти люди в силу своего чиновничьего мышления одержимы идеей либо договориться с властью, либо заставить носителей власти поделиться ею, действуя кавалерийским наскоком. В оппозиции нет преемственности, каждый новый вождь в ее рядах начинает практически с нуля. И получается тупиковая ситуация: кредит доверия властью уже растрачен, а оппозиция свой кредит никак не заработает...

- И где же выход?

- При нынешнем политическом режиме выхода нет. Но! Постепенно режим личной власти перерастет в режим корпоративной (или, если угодно, элитно-олигархической) власти. Ведь, по большому счету, то, что произошло в Грузии, на Украине или в Киргизии, - никакие не революции. И ЮЩЕНКО, и БАКИЕВ, и СААКАШВИЛИ - представители старой элиты. С ними просто не удалось найти компромисс - и сор был вынесен из избы! А посмотрите на Россию. При ЕЛЬЦИНЕ там шел процесс создания плюралистического общества, шел постоянный поиск межэлитного компромисса. Приход ПУТИНА означал сжатие полиэлитного пространства до одной - закрытой для внешних воздействий - кагэбэшной элиты. И в России, и у нас делают фактически одно и то же - просто выбрасывают недовольных за пределы элитного круга. Только если у нас для этого приходится фальсифицировать выборы, ликвидировать партии, засуживать газеты, то в России пока достаточно играть на высоком общественном рейтинге главы государства, эксплуатирующего террористическую угрозу. Именно это пока позволяет Путину не обременять себя поисками меж-элитных компромиссов. Вопрос в том, надолго ли? У таких режимов нет будущего, они должны уйти.

- Нурбулат, на словах у вас все выходит чистенько и гладенько, а что нас ждет на деле? Грабежи и погромы, как в Киргизии? Стоит ли этот ваш “новый баланс” таких издержек?

- Знаете, Виктор, в Киргизии грабили всего два дня. И, по сути, несколько миллионов долларов - это очень небольшой “налог на богатство”. В России, например, одна только история с ЮКОСом гораздо серьезнее и трагичнее. Тысячи людей лишились работы, Ходорковский угодил за решетку, десятки миллиардов долларов поменяли хозяев, а еще более двух десятков миллиардов сбежали из страны. А тут всего-то - разграбили десяток магазинов в Бишкеке... Путин и его подручные из прокуратуры своими действиями нанесли российскому имиджу и экономике ущерб в тысячи раз больший, чем вся пресловутая российская мафия и киргизские мародеры!

И сейчас на всем постсоветском пространстве, за исключением России, идет процесс перехода от режима личной власти к режиму власти корпоративной. Тяжело, с издержками - но идет! Пусть в этой корпорации пока не так уж много акционеров, зато ни у кого из них нет контрольного пакета акций! Потому-то и Кулов, и Бакиев, и Отунбаева вынуждены становиться политиками - искать компромиссы, заключать сделки, отказываться от каких-то сиюминутных выгод ради главной цели - удержания власти.

Россия же - единственная страна, которая идет от режима корпоративной (олигархической) власти, сложившегося при Ельцине, к режиму личной власти Путина, т. е. от генезиса демократии к диктатуре - полный регресс.

По существу, все эти “цветные” революции - не более чем эволюционный процесс перехода от режима личной власти к режиму корпоративной власти олигархов, от него - к режиму либерально-буржуазной власти, затем - к режиму власти среднего класса и, наконец, - к режиму власти всего гражданского сообщества. Все эти так называемые “революции” лишь ускоряют долгий процесс эволюционного развития и политической модернизации.

- Провластные идеологи и высшие чиновники Казахстана уверяют, что наша страна “не стоит в очереди” на “цветную” революцию...

- Почему сегодня президент объявляет войну мегахолдингам, практически обозначая олигархов в качестве главных врагов? Это сигнал о том, что к власти их не допустят. Хотя, на мой взгляд, есть шанс найти устраивающий всех компромисс. Правящей элите давно пора понять то, что всегда было известно всему миру: корпоративная власть олигархов или буржуазии, а тем более гражданского общества, многократно лучше и эффективнее режима личной власти. А там и до правового государства и демократии, как говорится, рукой подать.

Время», 28 апреля 2005 г.

 

Рекомендуем:

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org