Публикации / Кто загнал оппозицию в “яму”?

Кто загнал оппозицию в “яму”?

Галина Дырдина

Нурбулат Масанов: “Власть научилась работать на опережение”

 

Всего за один последний месяц в Казахстане произошло столько событий, что их вполне хватило бы на целый год. Особенно сильно происшедшие перемены бросаются в глаза после продолжительного пребывания за пределами родной страны, когда смотришь на все, что называется, свежим глазом. Профессор Нурбулат МАСАНОВ не был в Казахстане как раз ровно месяц.

Нурбулат, где Вы были весь этот месяц, что делали?

- Меня пригласила Высшая школа социальных исследований Франции читать лекции, в основном по истории и культуре Казахстана.

А зачем это французам?

- Во Франции очень большой интерес к нашему региону. Там уже сформировался класс молодых специалистов, изучающих Центральную Азию. Я думаю, что сейчас Франция по этому показателю далеко опережает и США, и Англию, и Германию, и даже Россию.

Сказал “а”, говори и “б”…

Ну и что Вы рассказали французам о нашей оппозиции?

- Я рассказал, какова роль казахстанской оппозиции, как она структурирована, какие есть течения внутри оппозиции, пользуются ли они поддержкой в обществе…

Какие течения Вы имели в виду?

- Внутри оппозиции, на мой взгляд, существует несколько течений: оппозиция по принципам, по политическим и по экономическим интересам. В последнее время оппозиция по принципам отодвинута в сторону, политическая оппозиция тоже занимает нечеткую позицию и, скажем так, почти не просматривается.

Более активную роль сегодня играет оппозиция по экономическим интересам, которая, конечно, апеллирует к политическим лозунгам. Ведь если сказал “а”, то приходится говорить и “б”, то есть, начав с экономических требований, невольно переходишь к политическим требованиям.

Совершенно очевидно, что Казахстан сейчас вышел на такой уровень развития, когда политическая элита должна сделать серьезные шаги в сторону дальнейшей либерализации, децентрализации, демонополизации экономической системы. Но, насколько я понимаю, г-н Назарбаев занимает очень жесткую позицию и не хочет поступиться своими интересами - ни экономическими, ни политическими.

Однако президент ведет же речь о необходимости политических реформ и даже о внесении изменений в Конституцию?

- Об этом разговоры идут уже много лет, но Назарбаев всегда находит причины, чтобы отложить это дело. Он как бы предлагает каждому сегменту казахстанского общества свою игрушку. Например, государственным служащим он говорит: “Коррупция в обмен на политическую лояльность”. Буржуазии и среднему классу он предлагает экономическое процветание в обмен на политическую лояльность. Русским – стабильность в обмен на политическую лояльность. Пенсионерам - повышение пенсий в обмен на политическую лояльность.

До определенной степени этот лозунг действует…

- Да. Но бесконечно так продолжаться не может, потому что президент не может устранить главное препятствие – внутриэлитный кризис, который подпитывает кризис между обществом и властью, потому что уходящие в оппозицию представители элиты начинают апеллировать к народу и, соответственно, будировать общественно-политические проблемы, как мы сейчас видим это на примерах партий “Ак жол”, ДВК и других.

Однако есть некая внутренняя логика развития политического процесса. Если в начале 90-х годов оппозиция интеллектуально была намного сильнее власти, то сегодня нельзя отрицать, что государственные служащие, чиновники, политическая элита тоже приобрели огромный опыт. Они стали более профессиональны, более рациональны, более прагматичны. И мы видим, как власть начинает играть на опережение, пытается заставить оппозицию защищаться. Когда оппозиция защищается, она уже не может нападать на власть. Ситуация с ДВК, раскол в рядах “Ак жола”, - все это говорит о том, что интеллектуальный уровень власти заметно вырос.

Как Вы думаете, почему закрыли именно ДВК? Почему не “Ак жол” или не Компартию?

- Все-таки ДВК – наименее компромиссная и наиболее принципиальная партия, которая готова отстаивать демократические принципы и бороться за их реализацию. Эта партия в наибольшей степени хотела бы, наверное, реализовать какой-то реформационный путь развития нашей страны. Возможно, она ближе других подошла к освоению опыта “цветных” революций. А президент боится партий, которые излишне принципиальны и имеют четко выверенную позицию, поэтому от греха подальше решил закрыть эту партию. Но это, кстати, свидетельствует и о его страхе перед политическими процессами накануне президентских выборов. Все-таки Назарбаев панически боится честных выборов, даже при том, что имеет все козырные карты на руках.

А как Вы оцениваете в этой связи раскол “Ак жола”?

- Давайте честно скажем, что “Ак жол” в том виде, в каком он существовал прежде, уже не мог дальше существовать. Нельзя оставаться такой аморфной политической силой, да еще с такой довольно громоздкой системой руководства, которая показала свою неэффективность. Но главный, принципиальный вопрос состоит в том, что “Ак жолу” нужно было срочно определяться – где же все-таки его позиция? Нельзя занимать такую нишу: дескать, мы сами были во власти, хотим мягко ее реформировать и сможем это сделать изнутри. Не сможете, ребята! Это даже ваш проект Конституции показал!

Так старая или новая?

Вы имеете в виду проект Новой Конституции, предложенный Координационным Советом Демократических Сил Казахстана?

- Я говорю о проекте КСДСК.

А чем Вам не нравится проект КСДСК?

- Что такое настоящая, подлинная Конституция? Это договор между обществом и властью о том, каковы пределы и полномочия власти, государственных органов. Все остальное, что общество не делегировало государству, остается за обществом. И оно сохраняет в полной степени контроль над любыми действиями государства. Такая Конституция носит характер обязательств государства по отношению к обществу. В случае же с ныне действующей Конституцией мы имеем так называемую дарованную Конституцию, когда сверху, не считаясь с волей и интересами народа, ему спускают Основной Закон о том, как распределяется власть, в которой народ не участвует.

Так вот, проект КС - это не Конституция. Там нет договора между государством и обществом.

Но, согласитесь, в ней сильно ограничены полномочия президента и расширены полномочия парламента?

- Да ничего подобного! Начнем с главного. В проекте написано, что вся полнота законодательных полномочий принадлежит парламенту. Я прочитал эту строчку и был счастлив! Но когда я стал читать дальше, то увидел, что по-прежнему сохраняется распределение законодательных полномочий между президентом и парламентом, что президент утверждает законы, которые принимает парламент. Это никуда не годится…

Следующий аспект: право законодательной инициативы, которое, как я думал, парламент заберет себе, осталось за президентом, правительством и членами парламента! Что за распределение?! Мы за 10-12 прошедших лет уже натерпелись от того, что законодательная инициатива принадлежит этим трем субъектам. И мы знаем, что вся коррупция у нас оттого, что законодательные инициативы у нас осуществляет правительство и президент. А парламент у нас только штампует фальшивки, которые готовит правительство. Надо уничтожить эту порочную практику! Нам не нужны законы от правительства. Пусть правительство сидит, молчит в тряпочку, грубо говоря, и занимается исполнением того, что решил парламент! И никакой законодательной инициативы!

Еще один пункт, где проявились все противоречие и несовершенство данного проекта Конституции: бюджет по-прежнему остается за правительством и президентом. Это полнейшая чепуха! Закон должен быть железным - бюджет принадлежит только парламенту. А парламент сам решает: дать средства правительству или не дать, добавить или убавить. Но если парламент лишен бюджета, законодательной инициативы и законодательных функций, то зачем нам такой парламент?

Плюс к этому по проекту Новой Конституции парламент однопалатный, а депутатский корпус избирается по мажоритарной и пропорциональной системе в соотношении 50 на 50. Это же абсурд! Самое смешное, что вот это соотношение (50% депутатов избирается по мажоритарной системе, а 50% - по пропорциональной) лоббирует “Ак жол”, а их, как ни странно, поддерживают ДВК и Компартия. Но ведь именно этот вариант лоббировал все последние 10 лет Ертысбаев! Почему-то это обстоятельство не заставило их всех немножко подумать...

А что Вы имеете против этого предложения?

- Почему я за двухпалатный парламент? Двухпалатный парламент во всем мире означает одно: верхняя палата (Сенат) выражает региональные интересы, когда от каких-то субъектов избирается один или два сенатора.

Давайте зададимся вопросом: есть ли у нас в стране региональные противоречия? Запад у нас - нефтеносный район, север – металлургический, юг – сельскохозяйственный, нищий, центр Казахстана – вообще пустота, ничего нет… Более того, мы можем даже по региональным доходам уже знать: если юг Казахстана имеет в два раза ниже доходы на душу населения, чем среднестатистический показатель по республике, а север, например, выше, значит, налицо региональные противоречия. Таким образом, пытаясь убрать Сенат, который как бы на стороне президента, разработчики проекта Новой Конституции вместе с водой выплеснули и ребенка.

Да, надо убрать из Конституции положение о назначении президентом семи сенаторов, надо сделать выборы сенаторов прямыми, чтобы их выбирало население, а не депутаты маслихатов. Но Сенат необходим. Что же касается мажоритарной и пропорциональной системы, то как политолог я могу сказать, что в проекте все это расписано неправильно. Подобная практика формирования парламента (50 на 50) существует только в двух странах – в ФРГ и России. Но ведь там федеральные республики, а мы-то – унитарная страна!

Ну, хорошо, если вы хотите 50% парламентариев избирать по пропорциональной системе, сделайте это по областям, чтобы и эти депутаты представляли местные, региональные интересы. А разработчики проекта предлагают избирать по партийным спискам по единому общенациональному округу! На практике это будет означать, что местные специфические интересы будут преданы забвению, потому что депутатам, избранным по партийным спискам, легче интегрироваться в группы. И они сразу же начинают работать по своим политическим интересам. А одномандатники – одиночки, им сложнее будет кооперироваться, поскольку “партийцы” будут им постоянно мешать и ставить палки в колеса.

Из власти уйдешь – в оппозицию попадешь

Вот Вы говорите, что полномочия парламента должны быть расширены. А совсем недавно Сергей ДУВАНОВ написал материал “Осторожно, парламент!”…

- Я понял ваш вопрос. Я уже высказал по поводу этого материала свое возмущению Сергею, потому что считаю это грубейшей ошибкой - при всем моем к нему уважении. Смысл размышлений Дуванова заключается в том, что парламент настолько плохой, что он может испортить замечательные назарбаевские реформы! Я спросил у Сергея: понимаешь ли ты, что написал оду авторитаризму Назарбаева?! Я бы за это на месте Назарбаева вручил тебе орден “Кахарман”.

Я со своей стороны понимаю определенные сомнения Дуванова, его недоверие к политикам-демагогам, у которых при нынешней системе имеются большие шансы пробраться во власть. Но давайте исходить из того, что мы – демократы. Как бы мы критически ни оценивали свой народ, тем не менее, мы должны ему доверять и настаивать на том, чтобы ему было дано право честно избирать парламент.

Но давайте вернемся к проблеме “Ак жола”. Что же там все-таки произошло?

- Я не знаю всех нюансов происшедшего, да, честно говоря, и не хочу знать. Пусть этим занимаются историки. Я же надеюсь, что этот конфликт будет способствовать оздоровлению “Ак жола”, политическому самоопределению его руководства, которое в результате сделает более четкий выбор в сторону активных политических действий в поддержку демократии. И что сопредседатели перестанут, наконец, маневрировать и избавятся от иллюзий найти диалог с этим политическим режимом.

А какая часть “Ак жола”, по Вашему мнению, тянет больше в сторону маневрирования?

- Пробуржуазная, та, которая хочет найти компромисс.

Это те, кто с Байменовым, или те, кто с Абиловым, Жандосовым, Сарсенбаевым?

- Я бы не хотел сейчас навешивать какие-то ярлыки. Я в жизни уже столько раз сталкивался с тем, как меняются люди!.. Скажем, Алтынбек Сарсенбаев… ну, казалось бы, такой был адепт режима, а сегодня он – в демократическом лагере… Или спикер парламента, генеральный прокурор Жармахан Туякбай… Жизнь так играет, что я не исключаю, что завтра в наших рядах будут сегодняшние оппоненты.

Но бывает и наоборот? Вот Ермухамет Ертысбаев, наоборот, перешел на сторону власти…

- Да, такова логика политической борьбы. Это постоянный кризис личности, вынужденной постоянно делать выбор. Причем этот кризис распространяется не только на оппозицию, но и на Назарбаева, на все его ближайшее окружение, даже на членов его семьи. Согласитесь, что Дарига Назарбаева фактически всю вторую половину прошлого года одной ногой стояла в оппозиции…

Вылезти бы из пеленок…

Даже двумя ногами, поскольку вступила в борьбу с партией президента!

- Может, и так… Для нас важнее не то, что она конкурировала с партией отца, а то, что критиковала определенные элементы самой государственной политической системы, сформированной ее отцом. И дала, таким образом, обществу определенный сигнал: не все, стало быть, хорошо в датском королевстве, раз дочь пошла против отца… Я очень сожалею, что тогда, во время выборов, на пике политического процесса, не нашлось силы, которая могла бы всю оппозицию объединить. А сейчас мы находимся в “яме” политического процесса, поэтому оппозиции очень трудно контролировать ситуацию.

Вы согласны, что к этой “яме” оппозицию подвела власть?

- И оппозиция тоже виновата в том, что там оказалась, потому что если бы она готовила сентябрьские выборы как переходный период к дальнейшему реформированию и модернизации власти, запланировав многовекторные действия, тогда ситуация сложилась бы иначе. Я вспоминаю свой разговор с Булатом Абиловым после выборов. Я спросил его, что они собираются делать. Он ответил, что “Ак жол” будет обращаться в суды. Я спросил: Булат, не кажется ли вам странным, что политическая партия апеллирует к судам? Он ответил: мы добропорядочные граждане… Я почувствовал себя большим мальчиком и сразу перестал задавать такие вопросы.

Так что давайте честно признаем, что весь прошлый год оппозиция была заложницей детских болезней “Ак жола”. И вопрос надо ставить ребром: либо вы, господа, вылезаете из пеленок и четко определяете вектор своего движения, либо оппозиция идет дальше без вас.

Под четким выбором Вы имеете в виду перевоспитание власти или ее замену?

- Есть очень много разных путей модернизации политической системы. Это у нас обычно рассматривается либо сотрудничество, либо революция. Но ведь есть сотни промежуточных вариантов. Давайте думать, разрабатывать разные сценарии…

В Казахстане есть еще одна оппозиционная сила, которая недавно советовалась с Западом…

- Вы знаете, мне бы не хотелось очень сильно критиковать Заманбека Калабаевича.

Зачем критиковать? Просто скажите, что Вы об этом думаете.

- Я думаю, что Заке – очень эмоциональный человек. Он попытался мобилизовать ресурс Запада, ресурс Кажегельдина, ресурс зарубежных казахов, точнее, казахстанцев, эмигрировавших на Запад. Эмигрантов из Казахстана там очень много – полтора-два миллиона. Это огромная сила! Один из наших граждан, живущих на Западе, сказал, что если каждый из них даст по 10 долларов, то в Казахстане можно будет совершить несколько “оранжевых” революций.

Откуда дровишки?

Чем Вы объясните прекращение разговоров о том, что Дарига Назарбаева может стать преемницей президента, и будирование слухов о передаче власти Токаеву?

- Дарига на прошлых выборах сдала свой первый политический экзамен, причем на твердую “троечку”. Но сейчас скатилась к “двоечке”, как улитка, ушла в свою раковину. Будет ли она продолжать свою линию, время покажет. А что касается Токаева и возможной передачи власти именно ему, я не верю этим слухам. Думаю, что Назарбаев в силу своих личностных особенностей будет держаться за власть до последнего момента. Он боец. Мы должны это понимать.

То есть о “руке России” говорить не стоит?

- Я считаю, что в среднесрочной перспективе самая большая опасность для независимого демократического Казахстана – это политический режим Путина, потому что этот режим сейчас является главным противником демократических реформ. Мы это видим на примере Грузии, когда Россия открыто вмешивается в ее внутренние дела, видим на примере отношения российских СМИ к событиям на Украине.

Про Казахстан в России тоже говорят. Владимир ЖИРИНОВСКИЙ, к примеру…

- Ситуация с Жириновским простая и ясная. Он просто пытается обратить на себя внимание, используя те штампы, с помощью которых может “завести” публику. А какие штампы для него действенны? В экономике все его идеи непродуктивны. В политическом плане что он может? В лучшем случае состязаться с “Единой Россией” в верноподданнических чувствах к Путину? В этом он проигрывает заранее. Поэтому из “горячих” тем остаются только Северная Корея и Казахстан.

То есть это попытка возбудить у электората какие-то имперские амбиции?

- Это апелляция к такого рода амбициям. Возбуждает же имперские амбиции сам Путин. Это его игра. А Жириновский сейчас просто ищет свою нишу, которую он потерял. Поэтому мне непонятно, почему казахстанская псевдоинтеллигенция сорвалась, так сказать, с цепи и подняла визг по этому поводу? Надо было это раньше делать. Молчали 10 лет, а теперь начали хаять Жириновского… Это можно было делать и год назад, во время российских выборов, когда он также активно поливал Казахстан. Я считаю, что карта Жириновского разыграна специально, чтобы отвлечь казахстанское общественное мнение от политических реалий внутри страны.

Можете ли Вы, отслеживая все нынешние тенденции, предположить, как будут развиваться события в Казахстане?

- Я думаю, что будет вяло текущий политический процесс, никаких резких скачков я не ожидаю. То, что происходит сегодня в казахстанском обществе, мне напоминает некий гнойник, простите за сравнение, который постепенно увеличивается, но еще не дошел до стадии окончательного созревания. Для того чтобы это случилось, гнойник надо хорошенько подогреть. А этого подогрева пока нет.

Но недовольство зреет. И это должно стать тревожным сигналом для власти, потому что никто не может предсказать, сколько времени может пройти между стадиями созревания – год, два, десять или три секунды. Это спонтанный процесс – как кипение воды в котле с закрытой крышкой. И вот в чем парадокс – чем крепче будет закрыта крышка котла, тем быстрее произойдет взрыв. Это мы видим на примере Узбекистана. Один мой друг рассказал мне, что если раньше о Каримове говорили только с очень близкими родственниками и шепотом, то сегодня хаять Каримова стало хорошим тоном. Только садишься в такси, сразу же начинаются разговоры, что Каримов такой-сякой.

У нас, наоборот, критический настрой заметно спал по сравнению с периодом с 1996 по 2001 год. Похоже, что критиковать уже надоело.

Значит, нужно, чтобы власть еще сильнее закрутила гайки?

- Нужно, чтобы и власть гайки закрутила, и оппозиция подкинула дровишек…

Республика, 18 февраля 2005 г.

http://www.kubhost.com

Рекомендуем:

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org