Публикации / Осторожно! Парламент

Осторожно! Парламент

Сергей Дуванов

Реальная демократия - это политическая смерть Назарбаева и его клана.

 

Одна из составляющих сегодняшней политической моды - это предложения по изменению конституции. Не только оппозиция предлагает свой проект, будучи не согласной с действующим вариантом по определению, но и власть, забыв о заявлениях Назарбаева, что все попытки изменить конституцию от лукавого, пытается усыпить общественное мнение, вынося вопросы изменения отдельных положений конституции на обсуждение придуманной ими дурилки под многообещающе зловещей аббревиатурой НКВД.

Очевидно, что назрела потребность в изменении правил, по которым мы с вами строим свои взаимоотношения с властью в лице Назарбаева. Назарбаев, как бы он не прикрывался благополучием экономических показателей, достал всех. И тех недовольных, кто давно уже сказал ему свое твердое "НЕТ", и тех, кто в общем-то не проявляет особого недовольства, и даже тех, кто находится в его ближайшем окружении.
На мой взгляд, все эти разговоры о "необходимости изменения конституции" - это видимая часть проявления общего недовольства самим Назарбаевым. Просто политики, не имея смелости и возможности говорить напрямую о несовершенстве политической системы Назарбаева, рассуждают о несовершенстве конституции. Но конституция написана и переписана именно под Назарбаева. Это его конституция. Понятно, что когда говорят о ее несовершенстве, то разговор идет о несовершенстве политической конструкции Назарбаева. И если говорят о необходимости ее изменения - то это о необходимости смены самого Назарбаева. 
В этом плане наиважнейшим моментом предлагаемых изменений в конституции выступает перераспределение полномочий от президента к парламенту. Так базисным элементом проекта конституции, предложенного оппозицией, является провозглашение парламентской республики вместо президентской. На этом хотелось бы остановиться подробнее

Стремление демократической оппозиции заменить президентскую республику на - парламентскую можно понять. Перед глазами наглядный пример правления президента Назарбаева, который, присвоив себе все властные полномочия в стране, по сути, закрыл или извратил демократические институты, отстранив общество, народ от участия в управлении страной.
Все понятно, но негатив назарбаевского правления мешает демократам увидеть, что парламентская республика с неограниченными полномочиями законодателей также чревата большими опасностями для демократии.
Нельзя не учитывать идеологических установок основной части населения, воспитанного в рамках советской идеологии. Нужно признать, что для основной части граждан идеалы демократии очень абстрактны, и в лучшем случае эти граждане усматривают в них возможность улучшить свое материальное положение, в худшем - происки американских империалистов. Не нужно также забывать, что большинство из них против частной собственности на землю, что они страсть как не любят олигархов и прочих богатеев. Это большинство против участия иностранцев в развитии нашей экономики, для них все иностранцы - в лучшем случае непорядочные люди, желающие обобрать нашу страну, в худшем - агенты империализма, подготавливающие почву для закабаления Казахстана.

Это люди с низким уровнем индивидуализма, не привыкшие и, соответственно, не умеющие самостоятельно бороться за место под солнцем. В них очень сильна потребность во внешней опоре, в том, чтобы кто-то за них принимал решения. Им нужна некая стена, за которой слабому человеку можно себя чувствовать уверенно. Традиционно такой стеной было государство, служба которому обеспечивала определенный достаток и гарантию социальной защищенности. По своей ментальности - это государственники, люди, видящие в государстве основу своего благополучия.
За семьдесят лет советской власти это стало частью социальной психологии и сегодня, если провести абсолютно честные выборы, то в парламенте окажутся представители именно этого большинства.

То есть парламент в лучшем случае окажется розовым по своим политическим ориентациям, а в идеологическом плане в нем однозначно будут преобладать традиционалисты и государственники, то есть люди, ориентированные на повышение роли государства в жизни общества и неприятие западных демократических ценностей. 
В этом случае те же самые демократы, ратующие сегодня за парламентаризм и честные выборы, скорее всего, останутся за бортом власти. Их демократические программы, предполагающие лозунги либеральной экономики, политического плюрализма, усиления роли общества и уменьшения роли государства, вряд ли найдут поддержку у электората.

Нужно ли объяснять, что такой парламент сделает все, чтобы в стране восторжествовал порядок в стиле приснопамятного Советского Союза? 
Формально, с точки зрения понимания демократии как проявления воли народа, это будет действительно демократично. Выбранные народом на честных и справедливых выборах депутаты, идя на поводу своих идеологических установок, в конце концов, сами добровольно отдадут всю полноту власти государству в лице чиновников. Понятно, что в конце концов начальник этих чиновников (не важно премьер-министр это будет или президент) с полного благословения депутатов-государственников, подмяв все под себя, снова станет главным в стране. И все вернется на круги своя, но уже под вывеской парламентской республики.
Таким образом, при существующей ментальности и идеологических установках населения, в случае демократических выборов мы рискуем получить достаточно реакционный парламент, который (неограниченный в должной мере другими ветвями власти) может не только приостановить процесс демократических реформ, но и отбросить страну назад.

Назарбаев уже столкнулся с этой проблемой, когда Верховный совет 12 созыва оказался абсолютно антирыночным и стал тормозом на пути рыночных реформ. Увы, но избранный народом законодательный орган оказался более реакционным, чем президентская вертикаль. Президент, чтобы развязать себе руки, разогнал этот Верховный совет. То же самое произошло с Верховным советом 13 созыва, который также не устраивал президента (и вовсе не из-за его оппозиционности или демократической направленности). Понятно, что демократией здесь и не пахло, но нужно признать, что в отсутствие законодательной ветви власти Назарбаев напринимал целую кучу либеральных рыночных законов. 
Все последующие выборы в парламент осуществлялись под строгим контролем и напоминали работу большого идеологического сепаратора. Понимая опасность идеологической зашоренности законодателей, власть фильтровала депутатов, пропуская преимущественно тех, кто был готов "сотрудничать" с президентом вопреки своим прокоммунистическим и традиционалистским взглядам.

Правда, демократически и либерально ориентированных депутатов власть тоже не жаловала: несогласные с политикой авторитаризма ей были не нужны.
В итоге в законодательный орган выбирались преимущественно люди далекие от идеалов демократии и либерализма. Но нет добра без худа: в идеологическом плане практически все они были "красноватыми" и традиционалистами.
Это из них лезло изо всех щелей, что в известном смысле доставляло президенту определенные неудобства. В качестве примера можно привести принятие закона о частной собственности на землю, когда идеологическая зашоренность депутатов проявилась в полной мере. Пришлось власти "поработать" и объяснить, что так надо, что это идет от самого президента. Вразумленные таким образом депутаты, наступив на горло собственной традиционалистско-красноватой песне, дружно выдали свой "одобрямс" частной собственности на землю.

И первый и второй парламенты, несмотря на то, что их формировали строго в соответствии с установками лояльности к президенту, также оказались более реакционным, чем сама власть. Что стоит пример с принятием нового закона "О средствах массовой информации", когда парламентское большинство воочию продемонстрировало свою махровую реакционность, попытавшись надеть намордник на СМИ. Это было настолько вызывающе антидемократично, что президенту пришлось спасать положение и осадить не в меру усердствующих держиморд из парламента. 
Кстати, понимание этого дает основания некоторым политиками и политологам говорить об идеологической незрелости нашего народа, о его неготовности к демократии. А, мол, если так, то монополия на власть, авторитаризм Назарбаева оправданы, и нам нужно радоваться, что он, преодолевая сопротивление идеологически косного парламента, проводит рыночные реформы.

В этом случае сознательно забывается, что рыночные реформы без соответствующего политического реформирования приводят в лучшем случае к неполноценным и временным результатам, в худшем - создают уродливые социально-политические отношения, тормозящие развитие страны. В Казахстане при всей его продвинутости в части реформирования экономики налицо отсутствие позитива в части политических изменений. Политическая демократия жизни и либерализм экономики - это две стороны одной медали. 
Тотальная коррупция, разворовывание национальных богатств, отсутствие политических гарантий для развития бизнеса, правовой беспредел чиновников, ограничение прав и свобод граждан - это все результат попытки развивать рыночные отношения без соответствующих демократических институтов. 
Сегодня назрела необходимость приведения политических одежд Казахстана в соответствие с его либерально-экономическими реалиями.

Нынешняя власть в лице Назарбаева, к сожалению, к этому не готова. Назарбаев не может сделать это даже если очень захочет, потому что любые серьезные подвижки по пути демократизации политической системы опасны для него по определению. Раскрепощение прессы (разговор идет в первую очередь о ТВ), независимый (от Назарбаева) суд, честные и справедливые выборы - это начало его конца.

Реальная демократия - это политическая смерть Назарбаева и его клана. 
Отвечая оппонентам, считающим, что авторитаризм Назарбаева - это сегодня единственно реальный путь (в силу неготовности народа к демократии), я всегда привожу следующие слова Канта: "Я признаю, что выражение, которым пользуются даже очень умные люди, не может считаться хорошим: известный народ не созрел для свободы, крепостные помещика для свободы не созрели. И так же для свободы веры не созрели и люди вообще. Но при таких предположениях свобода никогда не наступит, ибо для нее нельзя созревать, если предварительно не ввести людей в условия свободы. Надо быть свободным, чтобы иметь возможность целесообразно пользоваться своими силами на свободе…"

Конечно, очень заманчиво наделить полномочиями продвинутого, прогрессивного лидера, который, не тратя время на парламентскую говорильню и поиск компромиссов между противоборствующими сторонами, быстро проведет комплекс реформ и вытащит страну из кризиса. Безусловно, единоначалие на определенных этапах может дать положительные результаты. Но здесь слишком много если. Если он порядочный и не начинает работать на свой карман. Если он терпим к критике и не злопамятен. Если он не превращает управление государством в семейный бизнес. Если он не заболевает звездною болезнью и не претендует на то, чтобы быть отцом нации. Если он не уверует в свою непогрешимость и незаменимость и не претендует на бесконечно долгое правление.

Если кто-то мне гарантирует, что всех этих "если" можно избежать в рамках президентского правления, я стану первым, кто будет ратовать за президентскую форму правления для Казахстана. Увы. Таких гарантий не может быть.
По большому счету я тоже считаю, что мы не созрели до демократии. Но мы никогда и не созреем, если будем находиться вне ее. Плавать можно научиться только в воде. И демократии нельзя научиться, смотря программы "Хабара". Прежде, чем учиться демократии, ее нужно иметь в стране.

Но вернемся к вопросу опасности придания парламенту больших полномочий. Я полагаю (и не без основания), что много власти в руках идеологически зашоренных парламентариев - опасно для демократии. Также как, впрочем, когда много власти в руках одного человека. 
Как сделать, чтобы прогрессивные либеральные и демократические ценности, проводниками которых является передовая часть нашего общества, пробили себе дорогу, а не остались заложниками идеологических стереотипов вчерашнего дня, которым, к сожалению, пока еще подвержены многие граждане страны?

Понятно, что для новой демократической власти не годятся методы Назарбава. Они не могут следовать примеру нынешней власти и фильтровать кандидатов в парламент, пропуская только демократически и либерально ориентированных. 
Однако, если мы хотим обеспечить поступательное развитие нашей страны в рамках демократии и либерализма, мы должны на конституционном уровне заложить нормы, не позволяющие идеологически отсталой части общества диктовать свою волю демократическому меньшинству. Это не значит, что нужны какие-то ограничения прав и свобод. Грош цена была бы такой демократии. Вопрос в другом: чтобы при принятии судьбоносных решений (скажем, таких, как введение частной собственности на землю) это не отдавалось на откуп только одному парламенту (или, как сегодня, президенту), а решалось на паритетной основе всеми ветвями власти (трудно предположить, что и в правительстве, и в Верховном суде окажутся только традиционалисты и красноватые). Плюс к этому - чтобы в процессе обсуждения могло учитываться общественное мнение, которое может проявиться только при наличии свободных СМИ.

Конечно же, выборы должны быть честными и справедливыми и парламент должен обладать определенными полномочиями. Даже, несмотря на опасность того, что в нем окажутся не самые прогрессивные депутаты, которым идеалы либерализма и демократии чужды, а более близки идеалы традиционализма, державности, уравниловки. (Что делать - это выбор народа.)
При этом мы должны признать, что парламентская республика с большими полномочиями парламента, выбираемого гражданами на честной конкурентной основе, не дает никаких гарантий, что завтра вся эта демократия не закончится все тем же авторитаризмом.
Думаю, что в транзитных обществах принципиально важно избегать крайностей как в части увлечения излишним парламентаризмом, так и в части наделения чрезвычайными полномочиями отдельных персон.

В этом случае решение проблемы устойчивости демократической формы правления лежит в русле нахождения баланса полномочий между парламентом, президентом, (премьер-министром) и судебной властью. Только через создание эффективного механизма сдержек и противовесов можно предотвратить негативные последствия, вызываемые идеологическими издержками прошлого.
Помимо обеспечения взаимного контроля ветвей власти архиважно обеспечить высокую степень свободы СМИ. Это необходимо, так как позволяет обществу оперативно отслеживать ситуацию в коридорах власти, а журналистам - держать "под колпаком" власть имущих. Придание прессе полномочий четвертой власти, закрепление этого на уровне основного закона должно стать одной из доминант в создании новой конституции. 
Как сделать, чтобы Верховный суд и Правительство могли не позволить Парламенту взять резко "влево"? Как обеспечить подконтрольность деятельности Правительства Парламенту и Верховному суду? Как добиться, чтобы Верховный суд не имел иных интересов, кроме служения закону? Как возвысить роль и влияние свободных СМИ и при этом не нарушить права граждан?

Поиск ответов на все эти и многие другие вопросы мог бы стать, на мой взгляд, одним из основных направлений в работе над новой конституцией для Казахстана.
Хотелось бы надеяться, что вышеприведенные рассуждения послужат поводом для более осторожного и взвешенного отношения к введению парламентской формы правления в Казахстане.

Рекомендуем: лучшие светодиодные светильники для гостиной

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org