Публикации / Первый арест по делу «Казахгейт»

Первый арест по делу «Казахгейт»

С. Мендыбаев

История с арестом Гиффена показывает, что окружение Назарбаева – те же бандиты, которые рэкетируют продавцов на семейном рынке по указанию главаря. Имя семейному рынку – Республика Казахстан.

Пока попался мистер Гиффен.
Кто следующий...?



По сообщению информационных агентств, в воскресенье, 30 марта 2003 г., в международном аэропорту имени Джона Кеннеди (Нью-Йорк) арестован 62-летний американский бизнесмен Джеймс Гиффен, многолетний и самый доверенный советник президента Нурсултана Назарбаева. Агенты ФБР задержали Дж. Гиффена при попытке вылететь в Казахстан, где он, как полагают следователи, намеревался скрыться от американского правосудия и избежать судебного разбирательства по делу, известному в мире под названием «Казахгейт».

На следующий день в суде Южного федерального округа выступил следователь Федерального бюро расследования Кевин Ирвин, который предъявил судье Дугласу Итону основания для ареста Дж. Гиффена, имеющиеся у следствия. Предварительное обвинительное заключение было утверждено заместителем Генерального прокурора Питером Нейманом и специальным советником Министра юстиции США Филиппом Юрофски, отвечающим за самые тонкие дела, имеющие международное значение.

Такой высокий уровень подготовки решений объясняется особенностью преступлений, в которых обвиняется владелец небольшой нью-йоркской компании «Меркейтор». Вот уже в течение двух лет Министрество юстиции США совместно с министерством юстиции Швейцарии расследуют систему вымогательства многомиллионных взяток у американских компаний, желавших добывать нефть в Казахстане. Посредником в этих делах выступал Дж. Гиффен. Получателями – президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и бывший премьер-министр и министр нефти этой страны Нурлан Балгимбаев.

Дача взятки иностранному государственому деятелю и, тем более, принуждение к даче взяток являются преступлением по закону Соединенных Штатов. Дж. Гиффену грозит до 5 лет тюремного заключения и штраф в десятки или даже сотни миллионов долларов. Пока же у него конфискован заграничный паспорт, он освобожден из тюрьмы под залог в 10 млн. долларов, а его передвижение ограничено Нью-Йорком и его окрестностями, где у Дж. Гиффена имеются два обширных поместья. Кстати, сами эти поместья в графствах Мамаронек и Ларчмонт описаны судом как залог. Кроме того, адвокату Дж. Гиффена пришлось внести за своего клиента большую сумму наличными в кассу суда.

Вместе с моим соавтором Виктором Шелгуновым мы были, наверное, первыми в мире исследователями, которые обратили внимание на этого человека. Начиная с 1999 г. мы опубликовали целую серию статей о коррупции в высшем руководстве Казахстана, в первую очередь – о расхищении государственных богатств президентом Назарбаевым и его семьей. Джеймс Гиффен неизменно занимал в этих исследованиях одно из главных мест.

Этот человек, абсолютно чуждый Казахстану, приобрел необычайное влияние в делах этой страны исключительно благодаря тому, что стал источником невероятно высоких доходов для Нурсултана Назарбаева. Его роль можно сравнить с ролью так называемых «бойцов» - бандитов, которые рэкетируют торговцев на рынках по указанию своего главаря. В обоих случаях тактика идентична: «боец» приходит к жертве и предлагает ему покровительство в обмен на вознаграждение. При этом всем понятно, что отказ от такой «помощи» равносилен потере бизнеса.

Вся разница заключается в том, что жертвами рэкета на высшем уровне оказались не торговцы в ларьках на барахолке, а крупнейшие в мире нефтедобывающие компании. В частности, такой гигант как «Мобил», которому за долю в месторождении Тенгиз пришлось заплатить, помимо бонусов и роялти, несколько дестяков миллионов долларов Н. Назарбаеву и Н. Балгимбаеву.

Трасса этих и других денег была прослежена швейцарскими следователями еще в 1999 г., когда только в одном женевском банке были заморожены более десяти счетов, принадлежащих или контролировавшихся Н. Назарбаевым, Н. Балгимбаевым и членами их семей. Нефтедобывающие компании (еще до подписания контрактов!) переводили огромные суммы на счета компании «Меркейтор» - якобы, за консультации. Дж. Гиффен оставлял себе большую часть сумм, а остальное перечислял в Швейцарию, в распоряжение Н. Назарбаева и Н. Балгимбаева, которые распоряжались деньгами как своими собственными.

Достаточно привести только один пример, чтобы понять, как цинично и даже безрассудно относился к этим взяткам президент Назарбаев. 6 февраля 1997 года Джеймс Гиффен перечислил 20,5 миллионов долларов на банковский счет компании Orel Capital Limited в Швейцарии. Зарегистрированный в офшорной зоне на Британских Виргинских Островах Orel находится в распоряжении резидента Казахстана. Именно из этих денег оплачивалось обучение за границей, в частности, в дорогостоящих швейцарских пансионах, маладшей дочери Назарбаева Алии.

На счета Н. Назарбаева и Н. Балгимбаева, а также их родни, арестованные только в одном женевском банке, в период между 1994 и 2000 гг. компания «Меркейтор» перечислил около 67 миллионов долларов взяток за работу в Казахстане американских компаний, говорится в обвинении.

По сообщению американской газеты «Ньюсдей» сотрудники «Меркейтора» дали показания ФБР, из которых следует, что статус их компании и ее хозяина как влиятельного консультанта казахстанского руководства, зависел от сохранения расположения самых высокопоставленных деятелей Казахстана – президента и премьер-министра. Поэтому Дж. Гиффену приходилось отдавать часть своего, якобы, законного гонорара за консультации этим персонам. Такова, очевидно, будет линия защиты Дж. Гиффена, которую продумал его адвокат Уильям Шварц из конторы «Крониш-Либ». Защита намерена представить своего клиента жертвой рэкета со стороны руководство Казахстана, который не получал взяток, а сам вынужден их был платить под давлением своих патронов.

По мнению всех, кто давно следит за делом «Казахгейт», эта стратегия вряд ли окажется успешной. Все нефтедобывающие компании, пытавшиеся работать в Казахстане, сталкивались с Дж. Гиффеном, который всячески демонстрировал свое влияние на президента Назарбаева и его политику. В 1997 г. Дж. Гиффен лоббировал отставку премьер-министра А. Кажегельдина и назначение на этот пост тогдашнего министра нефти Н. Балгимбаева, с которым Гиффен находился в «деловых» отношениях с 1994 г.

Впоследствии, как показало расследование газеты «Вашингтон пост», Дж. Гиффен несколько раз пытался добиться расположения экс-премьера, живущего в политической эмиграции на Западе. Американский «серый кардинал» предлагал А. Кажегельдину высокий пост в администрации Н. Назарбаева в обмен на отказ от оппозиционной деятельности и публичной критики государственной коррупции в нефтяной сфере. «Вашингтон пост» цитировала письмо Дж. Гиффена лидеру демократической оппозиции, в котором он от имени казахского президента сформулировал условия капитуляции А. Кажегельдина. Очевидно, что бывший премьер-министр отказался от этого предложения.

Наше исследование «КАЗАХГЕЙТ-3: "Мобил", Гиффен, Назарбаев», опубликованное еще в 2001 г. в "Центрально-азиатском бюллетене" и затем приведенное в монографии «Клептократия» (Москва, 2002 г.), показывает, что благодаря прямому финансированию Назарбаева и его семьи Дж. Гиффен принимал гораздо более активное участие во внутренней политике Казахстана, чем этого можно было ожидать от консультанта по инвестициям.

В частности, именно Дж. Гиффену принадлежит идея «Стратегии 2030», пропагандистского документа прогностического характера, с которым Н. Назарбаев выступил после того, как отправил в оставку правительство А. Кажегельдина. Американский советник не только убедил Н. Назарбаева, что такая стратегия имеет смысл, но и взял на себя привлечение иностранных специалистов, которые должны были своим участием придать достоверность этому пропагандистскому проекту, призванному отвлечь внимание общественности от успехов экономического развития 1995-97 гг. обещаниями фантастических успехов в необозримом будущем.

Разразившийся вскоре жестокий экономический кризис поставил крест на этом труде. «Стратегию 2030» в казахстане упоминают не иначе, как в сатирическом ключе все, кроме самых льстивых и зависимых от президента персон, таких как премьер-министр И. Тасмагамбетов или министр иностранных дел К. Токаев.

Умело играя на тщеславии и алчности самого президента и его родни, мелкому американскому посреднику удалось добиться государственного поста: он был назначен на несуществовавший до этого пост чрезвычайного советника президента, после чего визитную карточку Дж. Гиффена украсил герб Республики Казахстан. После этого ни одна иностранная компания, претендовавшая на нефтяную концессию в этой центральноазиатской стране, не имела шансов на успех, если не давала взятку Дж. Гиффену и его верховному руководителю. При этом Дж. Гиффен зачастую действовал против интересов американских компаний, если они не были готовы идти на преступление.

Харакерным примером является «закрытый» тендер по продаже месторождений, закрепленных за компанией Мангытсаумунайгаз: американский гигант «Амоко», предложивший лучшие инвестиционные условия, проиграл тендер неизвестной индонезийской карликовой компании, которая впоследствии оказалась полностью под контролем жены, дочери и зятя Н. Назарбаева. Эксперты по казахстанскому рынку сходятся во мнении, что «Амоко» отказался от криминального сотрудничества с Дж. Гиффеном и в наказание был устранен из бизнеса в Казахстане.

Арест Дж. Гиффена и предстоящий процесс над ним и его соучастниками по делу «Казахгейт» резко усилил внимание к этой фигуре. В деятельности советника президента Назарбаева немало «темных пятен», которые предстоит изучить и судьям в Нью-Йорке, и специалистам по политической системе Казахстана. Мы с В. Шелгуновым намерены посвятить отдельное исследование роли Дж. Гиффена в такой дорогостоящей и рискованной афере администрации Н. Назарбаева, как перенос столицы Казахстана из Алма-Аты в Астану.

По имеющимся у нас сведениям, именно Дж. Гиффен предложил Н. Назарбаеву эту идею, поскольку американский консультант был активно вовлечен в операции с нефтью вместе с нигерийским диктатором Сани Абачо. Этот многолетний президент использовал перенос столицы страны из Лагоса в Абуджу для того, чтобы вышибать из нефтяных компаний инвестиции и пожертвования на строительство нового города, которые контролировали принадлежащие ему компании. Подобно Сани Абачо, Н. Назарбаев через Дж. Гиффена получал огромные суммы в валюте, которые он аккумулировал в подконтрольном фонде новой столицы и использовал для обогащения своей семьи.

Арест Дж. Гиффена и предъявление ему обвинения обостряют ситуацию вокруг Казахстана и его руководства. Можно предположить, что Дж. Гиффен и его адвокаты предложат прокуратуре полное сотрудничество в обмен на представление полной информации о роли Н. Назарбаева и Б. Балгимабаева в вымогательстве взяток у американских компаний. Суд южного округа Нью-Йорка уже отказал Н. Назарбаеву в президентском иммунитете, поэтому ничто не препятствует тому, чтобы выдвинуть обвинения непосредственно против президента независимого государства.

Пример такого обвинения в недавней истории американского правосудия имеется: в штате Флорида был осужден и заключен в тюрьму президент Панамы генерал Нариега. Высший государственный деятель независимого государства был признан соучастником поставки наркотиков на территорию Соедиенных Штатов. Адвокат президента Назарбаева Уайнгартен, по сведению газеты «Нью-Йорк таймс», обращался к правительству США, Государственному департаменту и Министерству юстиции с просьбой гарантировать подзащитному, что его не постигнет судьба президента Нариеги. В обмен Н. Назарбаев выразил готовность к безоговорочному сотрудничеству со следствием. Администрация президента Дж. Буша отказалась от сделки в ущерб правосудию.

Рекомендуем: На нашем сайте представлена подробная информация об инвестициях в ОАЭ.

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org