Публикации / Молчание ягнят

Молчание ягнят

Сергей Дуванов

История свидетельствует, что в политике нельзя повторить один и тот же процесс дважды. Изменится ситуация, изменятся люди. Страна станет другой, а поэтому повторить феномен Назарбаева не удастся.

 

Поражает тупизм ситуации, когда все делают вид, что ничего не произошло. Президент страны имеет личные счета, на которых находятся государственные деньги. И он этого не отрицает!!! Швейцарской прокуратуре, которой в отличие от казахстанской непонятно, как такое может быть, он объяснил это просто: положил для пущей сохранности во благо государства. Хотя, по большому счету, любые объяснения в этой ситуации излишни. Государственные деньги обнаружены на личном счете гос.чиновника, каковым является президент Назарбаев. Как это называется, думаю, объяснять не надо.

Но это не все. Президент поручает премьер-министру публично рассказать, что он в обход парламента в свое время утаил 1 млрд. долларов. Объяснение насчет того, что это делалось из благородных побуждений и в итоге помогло решить государственные проблемы, даже если это чистая правда (в чем есть большие сомнения), мало что меняет. Президент страны нарушил закон. Он в соответствии со своими должностными обязанностями не имел права открывать такой счет, минуя парламент страны. Следовательно, он преступил закон. Как мы называем людей, преступивших закон, также не надо объяснять.

Сентенция по поводу того, что победителей не судят, явно здесь неуместна. Судят и еще как судят. Пример того же Кажегельдина, который сумел вытащить страну из кризиса и был осужден на 10 лет. Оставим в стороне вопрос объективности суда над Кажегельдиным, важен факт - премьер-министр, награжденный высшей наградой страны и имеющий явные заслуги перед страной, назван преступником.

Так почему же одних победителей мы судим, а других не можем? Как это не банально звучит, но закон для всех одинаков. А коль так, то со всей очевидностью встает вопрос об ответственности президента как за личные счета в швейцарских банках, так и за пресловутый “секретный миллиард”.

Более того. Даже если бы решение об открытии секретного фонда принимал не президент, а счета в швейцарских банках были бы не его, а его подчиненных, то и в этом случае ответственность в полной мере лежала бы на президенте – гаранте Конституции. У нас же президентская форма правления - кто правит бал, тот и отвечает. И не надо кивать на то, что по Конституции наш президент ни за что не отвечает. Норма в Конституции, что президент ни за что не отвечает – это скорее всего шутка, заложенная специально для того, чтобы посмеяться над первым из президентов, поверившим в это (после того,как он уйдет в отставку).

В чем дело, господа идеологи-защитники режима? Где ваше красноречие, при помощи которого вы так бессовестно рассказываете об успехах и достижениях власти и ее заслугах перед народом? Примените его, объясните, почему молчит Закон, почему явные нарушения закона остаются без внимания прокуратуры, суда, КНБ и парламента. Как могло случиться, что все эти призванные осуществлять контроль государственные органы стыдливо молчат и делают вид, что ничего не случилось?

На самом деле это чисто риторические вопросы. И я, и вы, как, впрочем, и большинство граждан Казахстана знаем об истинных причинах “молчания ягнят”. Это элементарный страх. Страх, который стал основой созданной Назарбаевым политической системы. В стране, где все зависит от воли одного человека, где отсутствуют любые политические альтернативы и возможность апелляции к иным ветвям власти, неизбежно возникает культ личности и соответственно культ страха. Это прописные истины. К сожалению, нам, казахстанцам, приходится эти истины примерять на себе.

Мы все боимся сказать правду. Вот и я не могу называть вещи своими полными именами, недоговариваю, вынужденно прячу истину за вуалью слов. Потому, что есть закон, который давно уже превратился в кистень в руках власти и который беспощадно опускается на голову всякого, кто рискует сказать правду. В этом смысле можно понять тех, кто отводит глаза и говорит: “Старина, ты же понимаешь, что плетью обуха не перешибешь. А у меня семья, дети…”

Иное дело те, кто, делая стеклянные глаза, упорно твердит, что у президента нет никаких счетов за границей и что все это не больше чем происки оппозиции, которая специально, чтобы опорочить доброе имя президента, открыла на его имя многомиллионные счета.

О них особый разговор. Они в данном случае даже не адвокаты, они – пособники, помогающие скрыть истину. И соответственно делают это они не за страх, а за совесть. Они далеко не молчащие ягнята, покорно внимающие лжи, но ничего не делающие в силу слабости духа, они помощники пастуха – подпаски. Они - члены команды и поэтому будут нести ответственность не только моральную, но и юридическую.

Когда? В данном случае это не принципиально. Это может случиться завтра, а может и через несколько лет. Важно, что это обязательно произойдет и всем воздастся по их заслугам. Тому пример - история, которая учит, что любые даже самые тайные прегрешения в конце концов становятся явными и ответственные за них оказываются на скамье подсудимых.

Самые последние примеры – Пиночет, Фухимори, Милошевич. Но это “пастухи”, которые на виду, а сколько “подпасков” расхлебывает грехи своих бывших хозяев, оставаясь в тени, остается только догадываться.

Неужели судьи, выносящие несправедливые приговоры в отношении оппозиционеров и нелояльных властям журналистов, надеются оправдаться фразой: “Я человек подневольный, что приказывали, то и делал”. Сомнительно. Скорее всего, придется нести ответственность по всей строгости закона.

А Центризбирком? Неужели госпожа Балиева надеется, что ее никто не спросит о том уровне “честности” выборов, который под ее чутким руководством обеспечили акимы и прочие “подпаски” на последних президентских и парламентских выборах? Спросят. Обязательно спросят. И не исключено, что отвечать придется не только досужим журналистам, но и следователям.

Или нынешние парламентарии (как, впрочем, и предыдущие), которые переписывали Конституцию “под Назарбаева” и принимали антидемократические законы, неужели надеются избежать ответственности? Вся их деятельность останется в истории как пример зоологического пресмыкательства перед президентом. В памяти потомков они останутся как “пресмыкающиеся” - вид политических деятелей, обитающих в стенах парламента эпохи правления президента Назарбаева”. Понятно, что в отношении парламентариев разговор идет только о моральной ответственности, но вряд ли от этого комфортнее.

Неужели журналисты, открыто работающие на власть, думают, что забудется их усердие на поприще защиты режима Назарбаева? Вряд ли. Такое не забывается. Это уже на всю оставшуюся жизнь. Кто-то руки не подаст. А кто-то, не желая скандалить, подаст, но в душе брезгливо поморщится, а потом помоет руки с мылом.

Кто-то скажет, что зря я нагнетаю антагонизм. Что на самом деле, мол, нет в нашем обществе никаких баррикад и все мы в одной лодке, с той лишь разницей, что каждый служит своим хозяевам. Одни, мол, Назарбаеву, другие – Кажегельдину, третьи – Аблязову и Жакиянову. Мол, пускай паны между собой грызутся, а нам то, холопам, чего отношения друг с другом портить. Нам платят - мы работаем.

Такого рода рабская психология очень распространена в среде журналистов, политологов, общественных деятелей всех мастей. Носители ее - как правило, люди, не имеющие своей собственной гражданской позиции, не говоря уже о политических пристрастиях. Их кредо – служить тем, кто платит. Все остальное: профессиональная порядочность, гражданская позиция, приверженность идеалам – это для них сфера абстрактности.

Оно бы ничего, если бы такие “бизнесмены” от идеологии молча заколачивали свою деньгу, изящно прогибаясь перед власть имущими, старательно вылизывая известное место. Так нет, некоторые, желая оправдать себя в глазах общественного мнения, выступают ярыми апологетами режима.

Полагая, что весь мир устроен по их образу и подобию, они обвиняют тех, кто противостоит их заказчику (в данном случае – президенту) в продажности и на этом основании заключают, что принципиальной разницы между тем, что делают они, и их коллеги из лагеря политической оппозиции Назарбаеву, нет.

Дескать, вся оппозиция – это не более чем происки Кажегельдина, который рвется к власти. А так как, по их версии, хрен редьки не слаще, то какая, мол, разница между Назарбаевым и Кажегельдиным. А коль так, то занимаемся мы одним и тем же: одни помогают дорваться до власти, другие защищают дорвавшихся до нее.

Все подается как простой конфликт интересов лидеров, делящих власть. Напрочь отбрасывается политическая составляющая процесса. Демонстрируется полное отсутствие понимание разности политических программ соперничающих лидеров. С таким же успехом Октябрьскую революцию в России можно было бы представить как результат конфликта Ленина с царем.

До этих людей не доходит, что как бы не хотел Кажегельдин власти, он в любом случае, поставив себя в оппозицию Назарбаеву, провозгласив демократические принципы и собрав вокруг себя демократически ориентированную команду, становится принципиально ДРУГИМ. Он уже не может просто прийти и заменить Назарбаева. Даже если он этого очень сильно захочет, он будет вынужден реализовывать провозглашенное, а это шаг к новому демократическому Казахстану.

Более того, даже если тому же Кажегельдину вдруг захочется стать вторым Назарбаевым, у него это уже не получится. На этом пути у него будут серьезные препятствия. Во-первых, это его демократическое окружение, для которого демократия не пустой звук. Во-вторых, это проназарбаевская оппозиция, которая в силу демократического характера новой власти остается в стране со своими партиями, газетами и влиянием на часть общества. И, в-третьих, это народ, который после смены власти демократическим путем проснется, так как поверит, что правителей можно менять путем свободного волеизъявления на свободных и честных выборах.

История свидетельствует, что в политике нельзя повторить один и тот же процесс дважды. Изменится ситуация, изменятся люди. Страна станет другой, а поэтому повторить феномен Назарбаева не удастся. Люди, пришедшие к власти на волне критики авторитаризма, вынуждены будут сделать Казахстан более демократичным. Возможно, это будет не совсем то, что они провозглашают сегодня, но то, что это будет демократичнее сегодняшней ситуации – это абсолютно очевидно.

Пора понять, что сказки о том, что те, кто стремится к власти, будут такими же, как те, кто у власти - это пропагандистский прием, посредством которого правящий режим пытается сформировать общественное мнение в нужном ему русле.

В нашей ситуации смена политических элит является одной из наиважнейших задач в рамках изменения политической системы страны. Менять нужно в любом случае и как можно скорее. Сам по себе факт прихода к власти новых людей, критически настроенных по отношению к созданной Назарбаевым системе, позволит (хотя бы временно) разрушить созданную пирамиду коррупции, вывести из игры ключевые фигуры казахстанского коррумпиетета и тем самым уменьшить поток средств уходящих мимо бюджета.

Безусловно, существует опасность, что пришедшие во власть попытаются использовать свое положение для личного обогащения. Но нельзя забывать, что созданная ими система разделения властей, независимого суда и неподконтрольной прессы станет серьезной преградой на пути коррупции. Воровать станет опасно, что, конечно, не исключит коррупции вообще, но она перестанет быть системной и, наконец-то, станет рискованным занятием.

По крайней мере, никто уже не сможет спрятать 1 миллиард долларов “на черный день” или хранить государственные деньги на своих личных счетах. Потому что исчезнет страх, и люди из покорно молчащих ягнят превратятся в граждан, болеющих за свою страну.

Рекомендуем:

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org