Публикации / Кто там хромает правой?

Кто там хромает правой?

Александр Рубцов

Партийная инициатива Бориса Березовского и Ко в лучшем случае может оказаться виртуальной. Что в нынешнем мире тоже немало

 

В обычной жизни часто именно безответная страсть дает шанс мужчине стать человеком.

Нечто подобное, но с оттенком комизма, происходит с Борисом Березовским. Не найдя себя в складывающейся авторитарной конструкции, он сделался беззаветным борцом за Свободу и Право. И не без успеха.

При этом и скандальная фигура самого Березовского застит реальную проблему. А она есть. В Кремле (судя по полуофициальной легенде) решили накачать мускулы политической и государственной власти, чтобы "железной рукой" наконец продавить в России очередную порцию экономической свободы. Но экономическая и властная вертикали у нас слишком неравноценны. Сверху свободу, может быть, и пошлют, но вниз она при таком посыле дойдет вряд ли. Грефов и кудриных на нижние этажи не хватит. Зато по всей вертикали раздуется власть - администрация и силовики. А там уже чиновники в объявленной борьбе за экономические свободы разберутся с предпринимателями. После чего московским либералам при власти останется голосить, что их пафос извратили.

Это стратегическая развилка. Не исключено, что благими намерениями у нас опять мостят дорогу известно куда. Но что за силы собрала послеельцинская Россия на этот острый случай?

Тулеев назвал "Обращение к обществу", "невнятным опусом". Ладно, на фоне других опусов, включая наших либералов и стратегические разработки власти, этот текст далеко не самый невнятный.

Никакие массы этот страстный призыв не возбудит и даже не заденет. Структуры со стажем под этим плачем политического эмбриона тоже не подпишутся. Низовой политический актив под знамена "новых правых" уже не отмобилизуешь. Свободных правых радикалов в народе не осталось, а от СПС и "Яблока" много не уведешь. Особенно под Говорухина.

Можно было бы сделать ставку на то, чтобы собрать длинную "скамейку" общественных авторитетов. Но и это будет крайне трудно, судя хотя бы по неровному, не без странностей, составу первых подписантов.

Итак, неясно, на чем может произойти организационная "кристаллизация" нового движения, хотя бы на самой начальной стадии. А без этого поддержка региональных лидеров останется, может быть, и горячей, но исключительно телепатической.

Все это слишком просто и лежит на поверхности. Значит, либо Березовский плохо считает (что вряд ли), либо считает по-другому.

Вариант сговора и игры "на одну лапу" с Кремлем был бы вполне разумным. Сейчас правительству самое время командировать кого-нибудь из своих, чтобы застолбить место правой оппозиции и контролировать этот фланг на будущее. Но, судя по прочим маневрам, для наших стратегов эта схема выглядит слишком изысканной.

Другой вариант - заранее квалифицировать возможные будущие претензии власти по финансовой линии как политические. Для этого важно окружить себя как можно более красивым и авторитетным обществом. Обидеть олигарха теперь всякий может, но, как некогда, обижать творческую элиту, а тем более популярных актеров в новой России пока еще не принято.

Однако эта схема имеет изъяны. Если с движением Березовского вовсе ничего не выйдет, щит из красивых имен рассыплется, причем быстро. И возобновить подобную инициативу уже долго не получится.

Значит, нужно тянуть время. Чтобы не выглядеть мертвым, движение должно если не расти, то хотя бы двигаться. Если это не получается в организационном плане, значит, это остается делать в сфере виртуальной политики.

Березовский любит намекать, что это он создал "Единство" и что, когда оно якобы сдуется, легко сделает себе еще одного "медведя". Это тоже сомнительно, поскольку без административного ресурса политические франкенштейны у нас не получаются.

Остается продолжать то, что пока более или менее получается. А именно - продуцировать тексты программного характера с намеком на оформляющуюся правую идеологию. Имея некоторое количество денег и располагая немалыми информационными ресурсами, это можно делать достаточно успешно. Если "косить" не столько под организационно-политическую, сколько под идеологическую и стратегическую альтернативу, не столько под партию, сколько под институт или фонд, что-то получиться может. Тем более что идеологический фронт у новой, путинской власти пока так же оголен, как и у предыдущей, ельцинской. И, видимо, не случайно столько теплых слов в обращении сказано в адрес "нравственной идеологии" и "политической философии".

В обращении действительно много общих мест. Но даже в этом качестве оно представляет собой идейный вызов как власти, так и правым. Если они сподобятся на этот вызов ответить, хуже не будет. Мобилизовать мозги и перья и более четко самоопределиться всегда полезно. В особенности публично.

Но в этой конфигурации смущает другое. Неужели это и все, что осталось у нас от последовательного либерализма? Куда вдруг подевалась вся та безнадежно принципиальная интеллигенция, которая все эти годы скопом и навзрыд обличала "авторитарные наклонности" Ельцина? Или сейчас эта проблема сама собой рассосалась?

Не хочется думать, что это вопрос "дозволенной смелости". При Ельцине публично оскорблять власть можно было совершенно безнаказанно. Но негромкого отеческого окрика хватило, чтобы самые оголтелые критики ельцинского "авторитаризма" вдруг спешно возлюбили обозначившийся авторитаризм его преемника.

"Московские новости", 15-21 августа 2000 г.

 

Рекомендуем:

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org