Публикации / Хроническая ложь

Хроническая ложь

Дэниел Гэллингтон

Итак, они по-прежнему грубы и лживы до мозга костей. Но так ли они опасны сейчас, как во времена холодной войны?

Теги:Нет тегов

Опубликовано в:Публикации

Мне остается только посмеяться над недавними сообщениями, что Путин был "груб" с госсекретарем и министром обороны США, когда речь шла о наших планах по установке систем противоракетной обороны в Восточной Европе. Как будто мы никогда раньше не имели дело с грубым русским в вопросе ПРО! И Путин снова проявит грубость, когда он встретится с президентом США Джорджем Бушем в начале месяца для обсуждения этого вопроса, он даже обвинит нас в "антироссийском" поведении. Вот потеха!

Во время холодной войны я работал в органах национальной безопасности в качестве члена американской делегации на переговорах по вопросам обороны и космоса, последних всеобъемлющих переговорах по контролю над вооружениями с бывшим Советским Союзом. Я участвовал в 11 умопомрачительных раундах, с начала 1985 по конец 1988 года. И, должен признаться, я был назначен на эту работу в тот ключевой период (после речи президента Рейгана о "звездных войнах", заставившей советских представителей обратиться к нам с просьбой о возобновлении переговоров о стратегических вооружениях, из которых они вышли в 1982 году) потому, что мне нравилось грубить грубым советским переговорщикам, и министру Каспару Вайнбергеру это во мне импонировало.

Несмотря на некоторые радикальные изменения, произошедшие в России с момента распада Советского Союза, ничего существенным образом не поменялось с тех дней, когда Хрущев стучал ботинком по столу в ООН. Грубияны, которые правят Россией на протяжении последних ста лет, возможно, различаются политическими взглядами, но по сути своей являются гангстерами и ворами, использующими любую удобную им политику для укрепления своей власти.

Сейчас Россией правят Путин и его соратники из бывшего КГБ, и они намерены оставаться у власти до тех пор, пока их кто-нибудь не скинет. Но едва ли это произойдет в ближайшее время, так как они систематически уничтожают любую оппозицию. Эта практика почти не изменилась с коммунистических времен, с той поры, когда Путин вырабатывал свои "лидерские" качества и навыки политического выживания. По существу, он является советским аппаратчиком старого образца в популистской обертке.

Русские видят в нем "нового популиста", но им также нравится тот факт, что люди во всем мире вновь начинают бояться их. Хотя мы на Западе называем это "возрождающимся национализмом" или патриотизмом, на самом деле это самый настоящий фашизм, и никакое другое определение не подходит лучше.

То, о чем я говорю, не является ни кощунством, ни хамством – дайте любому русскому побольше выпивки – и он подтвердит это в еще более грубой форме. Помню, как один из них, приверженец жесткой политики, как-то сказал мне после большого количества водки: "Никогда нам не верьте, мы не умеем говорить правду – она для нас ничего не значит, и мы не придаем ей значения. Мы не можем верить ничему из того, что говорит нам наше правительство – так почему мы должны верить вашему?".

Итак, они по-прежнему грубы и лживы до мозга костей. Но так ли они опасны сейчас, как во времена холодной войны?

Это очень непростой вопрос – прежде всего потому, что наши так называемые "оценки" сильных и слабых сторон Советского Союза за последние 50 лет часто бывали неверны, а поэтому узнать правду о реальной угрозе было столь же нелегко, сколь выбить правду у русского. Почему? Ответ прост: так как Госдепартамент поощрял примирение с Советским Союзом, ему необходимо было поддерживать иллюзию сотрудничестве США и СССР как равных с точки зрения политики и национальной безопасности. Разумеется, это никогда не соответствовало действительности, поэтому, когда Советский Союз рухнул в конце 1980-х – начале 1990-х годов, мы были очень удивлены – просто ошеломлены – и какое-то время не могли понять, что происходит.

Несмотря на это, одна вещь в российской политике осталась неизменной со времен холодной войны. Россияне не хотят, чтобы у нас была действенная система ПРО по двум основным причинам:

Во-первых, у них уже давно есть своя ПРО, они знают, что это хорошая идея, и знают, что, если мы подойдем к делу серьезно, наша система сработает лучше, чем их. Дабы это звучало не так своекорыстно, они говорят, что наша система ПРО снижает эффективность их "ядерных средств устрашения", однако это смехотворный аргумент.

Во-вторых, они знают, что размещение систем ПРО в непосредственной близости (мы называем это "на активном участке") более эффективно, чем "оборона на конечных участках". Поэтому они рассматривают размещение радаров в Восточной Европе как прелюдию к установке нами более мощных систем перехвата на активном участке, что может лишить эффективности их межконтинентальные баллистические ракеты.

Это настолько очевидно, что им пришлось придумать "дипломатические" причины, чтобы сопротивляться размещению систем ПРО в Восточной Европе. И их аргументы столь же фальшивы, как и те, которые они использовали в середине 1980-х, когда настаивали на прекращении нашей Стратегической оборонной инициативы (СОИ):

Они говорят (и Путин скажет об этом Бушу), что разворачивание десяти перехватчиков в Польше и радаров в Чехии носит "антироссийский" характер. Что это значит? Как я говорил моему советскому коллеге (старому генералу Советской армии) в ответ на подобные глупости: "Если вы имеете в виду, что они собьют направленную на нас советскую баллистическую ракету – то да, они "антисоветские", в той же мере, в какой ваши ракеты – "антиамериканские". Так о чем же вы беспокоитесь?" Есть вещи, которые никогда не меняются.

Дэниел Гэллингтон – старший научный сотрудник Потомакского института политических исследований в Арлингтоне, Вирджиния

Рекомендуем: на сайте зимний сад из алюминия тут

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org