Публикации / От национального суверенитета к международному терроризму

От национального суверенитета к международному терроризму

Сергей Дуванов

Назрела необходимость принятия КОНЦЕПЦИИ ОГРАНИЧЕННОГО СУВЕРЕНИТЕТА. Это предполагает возведение прав и свобод человека в ранг транснациональных, обязательных к соблюдению всеми государствами. Государство суверенно во всем, кроме вопросов соблюдения прав

 

Террористами не рождаются, их выращивают
диктаторы, прикрываясь суверенитетом
.

Поражает заданность, с какой практически все аналитики, политики, военные, журналисты и тем более простые граждане обсуждают проблему как поймать Бен Ладена. Для большинства борьба с терроризмом сегодня свелась к ответным ударам США по Афганистану. Как будто, уничтожив его и его сторонников, можно покончить с международным терроризмом. Понятно, что для администрации Буша эта акция имеет важное внутриполитическое значение. Можно понять эмоции простых людей США, требующих отмщения. Но это с точки зрения обыденного сознания, мало имеющего общего с политическим мышлением. А с точки зрения трезвого расчета и необходимости покончить с этой опасностью?

Нужно знать умонастроения основной массы населения исламских стран, где сильны антиамериканские настроения и слабы гуманистические традиции, чтобы понять, что военные акции против любой из этих стран приведут к эскалации терроризма и к новым жертвам по всему миру, к вовлечению в эту партизанскую войну уже не отдельных террористических организаций, а целых государств. Надо быть очень недалеким стратегом, чтобы предполагать, что массированный удар по Афганистану решит проблему. Скорее всего, именно с этого проблемы и начнутся. Кстати, абсолютно непонятно, почему именно выбор пал на Афганистан. С точки зрения террористической опасности Ирак куда более перспективен. А что делать с Палестиной, где каждый ребенок мечтает стать террористом? С Ливией, Чечней? А посмотрите, что происходит в Пакистане…

В принципе, конечно, можно уничтожить Бен Ладена. Можно даже, залив кровью ряд стран, уничтожить всех, кто так или иначе имеет отношение к международному терроризму. Но избавится ли при этом мир от опасности терроризма? Появятся ли после этого гарантии не повторения американской трагедии 11 сентября?

Однозначно нет. Причины, порождающие терроризм, останутся, и завтра на место уничтоженного Бен Ладена придет новый “борец”, и вновь будут заложники, вновь будут гибнуть мирные люди, снова потребуются ответные меры.

Пора понять, что терроризм непобедим до тех пор, пока сохраняются условия его порождающие.

* * *

 

Для многих правителей суверенитет служит этаким забором, за которым они делают со своими народами все, что им вздумается. Такой суверенитет допускает, что не желающий расстаться с властью правитель устанавливает свой “особый порядок”, в рамках которого преследуется инакомыслие, оказывается давление на не согласных, подавляется социальный протест. А весь цивилизованный мир при этом становится пассивным наблюдателем. Порой доходит до абсурда, когда некоторые диктаторы заливают страну кровью, а международное сообщество “выражает озабоченность”. Достаточно вспомнить режим Пол Пота в Камбодже, который уничтожил половину населения своей страны. Ведь никто не пытался остановить его, предотвратить чудовищный геноцид. Оправданием такого попустительства служил все тот же пресловутый суверенитет, который в соответствии с международными нормами не позволяет вмешиваться во внутренние дела государств. С Пол Потом в конце концов разобрались, но три миллиона человеческих жизней были положены на алтарь Суверенитета. Это всего лишь один пример тех жертв, какие понесло человечество, не сумевшее благодаря фетишу суверенитета помешать диктаторам в их расправах со своими народами.

Но у этой проблемы есть и другая сторона. Террор порождает ответный террор.

Всякая безысходность подталкивает к экстремальным действиям. Не имея возможности противостоять диктаторам, поставившим себе на службу государственную машину, люди начинают прибегать к террору как способу решения своих политических, религиозных или этнических проблем. Причем все чаще в орбиту политических разборок попадают совершенно посторонние люди и страны. Терроризм выходит за границы суверенитета отдельно взятой страны, он все больше становится международным.

Последние события показали, что настало время всерьез задуматься о том, а необходим ли такой суверенитет, от которого в итоге страдают ни в чем не повинные люди других стран, а мир оказывается на грани войны?

Сегодня уже очевидно, что природа терроризма такова, что она не ограничивается рамками государства его порождающего. Для людей, возомнивших, что во имя достижения своих целей (как им кажется справедливых) можно убивать других людей, не существует границ.

С точки зрения безопасности человечества (а сегодня самое время говорить именно о человечестве в целом) было бы непростительным безрассудством позволять правителям государств определять степень свободы и прав человека для своих граждан.

 

Обеспечение прав человека и его свобод должно стать прерогативой международного сообщества. Властители должны стать зависимыми от мирового сообщества в части соблюдения прав человека.

Безусловно, всякий народ вправе сам выбирать себе как правителей, так и форму политического устройства своего государства. Никто не вправе диктовать людям, каким богам им молиться и какой идеологии следовать. Но эта свобода должна заканчиваться там, где начинается диктат, подавление инакомыслия, расправы с несогласными.

Если диктаторы, даже выбранные всенародно, начинают репрессии против части населения своих стран, то международное сообщество обязано пресекать это самым решительным образом.

Пример последних событий в Югославии – образец адекватной реакции международного сообщества на насилие, которое пыталось прикрыться суверенитетом. Никто не вмешивался в дела Югославии, пока политика Милошевича не привела к кровавым последствиям. И после этого, несмотря на то, что очаг войны все сильнее разгорался в центре Европы, вначале были приняты все меры, чтобы предотвратить разрастание конфликта. Но когда стало очевидно, что, пока этот лидер будет возглавлять страну, проблема не решится, было сделано все чтобы диктатор ушел. Да, это вмешательство во внутренние дела страны, но это было необходимо, во-первых, для того чтобы остановить кровопролитие внутри страны, а во-вторых, обезопасить Европу от террора, который, пустив корни в Югославии, неизбежно перекинулся бы на соседние страны. Неужели во имя суверенитета нужно было предоставить Милошевичу право продолжить бойню, вытеснить в соседние страны тысячи беженцев, породить волну терроризма?

То, что произошло в Югославии – хороший пример реализации концепции ограниченного суверенитета. Понятно, что это только начало трудного и долгого процесса. И на пути к признанию этой концепции очень много проблем. И наиболее серьезная – это национальное самоопределение этносов, входящих в состав суверенных государств. Сегодня ни Россия, ни Китай, ни Турция, ни Индия, ни другие страны не готовы к решению имеющихся у них проблем национальных меньшинств. Это будет оставаться постоянным очагом напряженности, источником экстремизма.

Но тем ни менее есть надежда, что 11 сентября может явиться переломным моментом в понимании, что мировому сообществу надо двигаться именно в этом направлении.

Сегодня часто приходится слышать, что теракт 11 сентября это проявление протеста против засилия США, против навязывания ими своей идеологии всему миру. Мне кажется, что в основе подобных рассуждений лежат либо рецидивы имперского мышления, присущего некоторым гражданам государств, проигравших соревнование с Америкой, либо - элементарная зависть, которая присуща представителям слаборазвитых стран.

Да, США, как впрочем и другие цивилизованные страны, не скрывают своего желания сделать так, чтобы остальные страны развивались в направлении демократии и социального прогресса. И не только потому, что они желают процветания этим странам, но и потому, что видят в этом залог своего мирного будущего.

Кто сказал, что то, что “навязывает” Америка является чисто американским явлением? Демократия родилась в Европе и была завезена в Америку вместе с предприимчивостью и трудолюбием. Запад выработал эти принципы в ходе длительного и мучительного процесса исторического развития, апробировал в различных модификациях и сегодня применяет их в свое удовольствие, с недоумением взирая на те страны, которые не хотят учиться на его опыте, упорно ищут свой оригинальный путь.

Если отбросить сказки про то, что демократия является чисто Западным институтом, то нужно признать, что она как принцип политической организации не есть нечто американское или европейское. Это универсальный и всеобщий принцип социального прогресса и общественного согласия. Это та политическая формула социально-экономического успеха, которая может создать условия для гармоничного развития экономических, социальных и гуманитарных основ общества. Альтернативы демократическому устройству политических систем нет. Все разговоры о, якобы, ином пути развития – полный бред. Посмотрите кто, как правило, является апологетом “особого пути”. Люди с прокоммунистическим мировоззрением, националисты всех мастей, и выкормыши диктаторских режимов. Увы, нет такого пути. Это химера. Покажите мне государство, которое имеет социальную стабильность и экономическое процветание без политической демократии. (Эмираты – не предлагать).

Сегодня много стенаний по поводу опасности однополюсного мира. Дескать, распался Советский Союз, и США стали доминировать. Действительно в мире произошли изменения, но что именно поменялось?

Действительно, после распада СССР США и их европейские союзники, с их стремлением сделать мир демократическим, получили дополнительные возможности в деле продвижения своих идей. Но мир при этом не стал однополюсным. Сегодня мир все так же биполярный. С одной стороны, это государства, принявшие демократические ценности, с другой, - те, кто считает их не приемлемыми, и поэтому их правители прикладывают все усилия, чтобы не позволить своим народам к ним приобщиться.

Разговор идет об авторитарных или диктаторских режимах ряда стран Азии, Африки и Южной Америки. Выпадание из этой обоймы такого сильного звена как Советский Союз, безусловно, ослабил антидемократический полюс, но, тем не менее, он существует и, как свидетельствуют последние события, даже переходит в атаку.

Да, американцы учат всех как надо жить, “навязывая” свои схемы государственного политического устройства. Для многих людей гордящихся своей суверенностью и обремененных комплексом цивилизационной неполноценности это серьезное психологическое испытание. Как результат – неприятие и протест. Но протест не может быть голым. Он требует замещения. И тогда возникает спасительная для самолюбия мысль, что МЫ “другие”, что нам не нужно делать так, как ОНИ, что МЫ пойдем другим путем. К сожалению, целые народы, оболваненные пропагандой разного толка идеологов, не понимают, что им полезнее не заниматься прожектерством, а использовать опыт передовых стран. Что в этом плохого, если это ведет к прогрессу и процветанию. Я думаю, что этим странам повезло, что, именно Америка с ее миссией экспортера демократии пытается доминировать в мире. Хуже было бы если на ее месте оказался, скажем, Ирак, Китай или Советский Союз.

* * *

 

Что лежит в основе терроризма? Что заставляет людей идти на риск или даже ценой собственной жизни убивать ни в чем не повинных людей, решая свои политические цели?

Генезис терроризма имеет различную природу.

Пример с Афганистаном убеждает, что одной из причин может стать нищий “человек с ружьем”. В стране, где более двадцати лет идет война, миллионы людей становятся профессиональными военными – людьми умеющими профессионально убивать. Для них война становится необходимостью, способом существования. И это на фоне тяжелых социально-экономических условий. При этом эти люди видят, что в тех странах, которые их вооружили и втянули в войну, люди живут сытно, уютно, в мире и согласии. Там не льется кровь, их граждане не голодают, не мерзнут, пользуются всеми благами цивилизации. Более того, эти страны поддерживают их врагов. Вот вам истоки ненависти к США, к России.

Иные причины появления экстремизма в среднеазиатских странах СНГ.

Все начинаются с того, что власть, не могущая преодолеть присущую ей ментальность феодализма, сохраняет и культивирует традиции маргинального общества в области социально-экономических отношений. Во-первых, это не позволяет полноценно развиваться рыночным отношениям в экономике, а, во-вторых, приводит к тотальной коррупции всего гос.аппарата. Это приводит к гигантскому разрыву в материальном положении между теми, кто во власти, и теми, кто этой власти подчиняется. В итоге основная масса населения оказывается за чертой бедности. Последнее не может не вызывать социального недовольства, которое понемногу начинает проявляться в рамках дозволенного властью. Она, власть, опасаясь, что это может приобрести массовый характер, начинает противостоять недовольству, посредством ограничения прав сограждан через затыкание ртов инакомыслящим, преследование протестующих.

В 19 и даже в первой половине 20 века в виду всеобщей забитости и неграмотности масс такая практика обеспечивала достижение покорности подданных, которые, не имея примеров иной жизни, смирялись и терпели. Но конец 20 века, начало нового тысячелетия внесли существенные коррективы в жизнь народов. Рост уровня образованности, а главное наличие параллельного мира цивилизованных демократических стран, кардинально изменил мировоззрение большинства людей третьего мира. Телевидение, радио, книги, видеокассеты, поездки в другие страны за какие-то 50 лет произвели настоящую революцию в умах людей третьего мира. Они поняли, одну простую истину: оказывается, даже ПРОСТОЙ ЧЕЛОВЕК может и должен жить достойно. Западные фильмы при всей их голливудской примитивности несут главное – понимание, что власть должна зависеть от людей, ими контролироваться и выбираться, что благополучие власти должно напрямую зависеть от благополучия народа.

Но в жизни все иначе. Власть упорно не хочет вести страну по столбовой дороге цивилизации, изощряется в поисках “особого пути”, который бы был способен оправдать их монополизм как на власть, так и на национальные богатства. Происходит разрыв между потребностями населения и действительностью. Жизнь, которая раньше казалась вполне сносной, оказывается убогой и не достойной. Осознание этого не может не вызвать чувство протеста. Все у большего количества людей возникает вопрос “ПОЧЕМУ?”.

Но любые попытки задать этот вопрос вслух, а тем более попытаться на него ответить, пресекаются властями. Ибо в ответах на эти вопросы содержится отрицание принципов существующей политической системы. Инстинкт самосохранения толкал власть на жестокость по отношению к любым проявлениям оппозиционности. Вся мощь государственной машины все больше ориентируется на подавление недовольства (Туркменистан, Казахстан, Киргизия). В отдельных странах доходит до открытых репрессий (Узбекистан)

Особая причина, порождающая терроризм – национально-освободительная борьба этносов. Невозможность или нежелание правительств стран признавать право этих народов на самоопределение приводит к конфликтам, которые в итоге могут порождать терроризм. Чечены в России, курды в Турции, ирландцы Ольстера, хорваты Югославии – характерные примеры, того, когда этносы не могущие решить свои проблемы политическими методами, берутся за оружие.

Очевидно, что в большинстве случаев люди обращаются к террору из-за отсутствия возможности легально отстаивать свои взгляды, бороться за их реализацию мирными политическими методами. Отчаяние положения, безнадежность результатов, отсутствие возможности апеллировать к кому-то в своем споре с властями – вот главная причина возникновения терроризма.

Таким образом, в странах с авторитарными формами правления политический протест в силу невозможности реализоваться в легитимном поле, как правило, проявляется в форме политического терроризма. Это один из неизбежных путей оппозиции, которая не имеет иных путей достижения своих политических целей.

Опасность терроризма не только в том, что несколько групп боевиков могут терроризировать население или дестабилизировать ситуацию в обществе. Экстремизм в определенных условиях способен как раковая опухоль поражать все общество. В тех случаях, когда террор выступает как средство реализации революционной идеи освобождения от диктатуры (современный Узбекистан), или освобождения от захватчиков (советские войска в Афганистане), или создания собственного национального государства (ситуация в СУАР) он воспринимается большинством поддерживающих эти идеи как благое дело. Постепенно в процессе борьбы, в которую вовлекаются все новые люди, формируется идеология терроризма. Террор под разнообразными революционными лозунгами становится привычным делом политической жизни страны. Постепенно и в обществе формируется не только снисходительное, но порой и одобрительное отношение к актам политического террора. Принцип “справедливая цель оправдывает жестокость” становится общественным нравственным императивом. Палестина, Сирия, Ливия, Чечня, Ирак – характерные примеры таких сообществ. Несмотря на то, что официально на международном уровне государственные лидеры этих стран не признают политический терроризм в качестве государственной доктрины, в этих странах де-факто у большинства населения воспитано позитивное отношение к террору. Здесь очень важный момент: люди в этих странах не называют это террором. В их представлении – это борьба за свободу и независимость своей родины.

Не важно, против кого. Врагом может быть как целая страна (США, Израиль), так и отдельный лидер, олицетворяющий политический режим (Маркос, Сухарто, Ортега, Каримов). Наиболее часто в качестве врага оказывается государство, отказывающее решить национальные запросы части населения (уйгуры в Китае, курды в Турции, чечены в России, ирландцы в Великобритании).

То, что сегодня происходит в Узбекистане является показательным примером, как авторитарные режимы выращивают террористов.

Уже сегодня большинство населения страны недовольно политикой президента Каримова. Недовольство, готовое перерасти в широкомасштабный протест, власти сдерживают репрессиями. Десятки людей погибли в застенках, тысячи людей брошены в тюрьмы, ликвидирована независимая пресса, демократические свободы, граждане не защищены от произвола властей. То есть реально существует государственный террор против своего народа. Естественно, что протест населения также приобретает террористический характер.

В этой ситуации есть два сценария развития событий.

Первый. Напуганные террористической опасностью Запад, Россия и Китай помогают Каримову справиться с оппозицией. В этом случае для узбекской оппозиции и Запад, и Россия, и Китай – враги. Соответственно им ничего не остается, как обращать свои взоры к врагам их врагов – Талибам и Ираку, ища там поддержки. (В принципе события уже развиваются по этому сценарию).

А теперь, предположим, что в конце концов, после упорной борьбы оппозиции удается изгнать Каримова и прийти к власти. В этом случае цивилизованный мир получает врага в лице 20 миллионов обозленных на всех и вся людей, прошедших хорошую школу терроризма, для которых убивать врагов также естественно, как чистить зубы.

Вариант второй. Запад вмешивается в события в Узбекистане и делает все, чтобы прекратить террор режима против собственного народа. Как - это вопрос технологии. Важно, чтобы была восстановлена законность, прекращены репрессии и нарушения прав человека, чтобы в стране начались демократические процессы.

Да, это вмешательство во внутренние дела суверенного государства. Но кто сказал, что такое вмешательство хуже поддержки диктаторского режима? Неужели лучше наблюдать, как диктаторы издеваются над собственными народами, культивируя экстремистскую идеологию в обществах, подталкивают своих подданных к терроризму.

* * *

 

Доводы террористов по своему логичны. Так большинство иракцев полагает, что после нанесения бомбовых ударов американской авиацией по территории Ирака, они имеют полное моральное право ответить тем же. В этом смысле, если предположить, что атака с воздуха на Нью-Йорк и Вашингтон 11 сентября была организована иракцами, то с их точки зрения это никакой не терроризм, а ответная военная акция.

На возражения, что в самолетах и на земле погибли мирные люди, наверняка последует ответ, что у них не было другой возможности нанести ответный удар. Что, не важно как достигается результат, важно, что в ответ на кровь иракцев была пролита кровь американцев. То есть, следуя своему нравственному императиву, оправданием жестокости будет апеллирование к принципу возмездия.

Можно услышать, что Америка получила по заслугам. Дескать, это им ответ за бомбежки Ирака, Ливии, Сербии. Считающие так смешивают два совершенно разных понятия – Америки как государства и Америки как совокупности людей. Если даже допустить, что государство США незаслуженно бомбило стратегические объекты государства Ирак, то и в этом случае ответом можно считать только нападение на равнозначные объекты (в данной ситуации военные или на худой конец стратегические). Но направлять самолеты, начиненные не в чем не повинными людьми, на город, где живут совершенно невинные люди – это терроризм, который не может иметь никакого оправдания.

* * *

 

Я полагаю, что мир достиг той точки своего развития, когда государственный суверенитет не может служить ширмой средневековому мракобесию и политическому авторитаризму. Пора понять, что любой режим, в конце концов, приводит к протесту, грозящему политической дестабилизацией не только одной страны, но и всего региона. Более того, как показывает практика последних лет, терроризм, вырастающий из сопротивления режимам, способен нести угрозу всему человечеству. Это особенно актуально в связи с опасностью распространения оружия массового поражения.

Человечество должно объединить свои усилия по борьбе с террористической опасностью. В рамках этой борьбы наиважнейшим элементом должна стать ликвидация социально-политических корней политического экстремизма. В первую очередь это предполагает борьбу с проявлениями диктатуры в любых ее проявлениях.

Назрела необходимость принятия КОНЦЕПЦИИ ОГРАНИЧЕННОГО СУВЕРЕНИТЕТА. Это предполагает возведение прав и свобод человека в ранг транснациональных, обязательных к соблюдению всеми государствами. Государство суверенно во всем, кроме вопросов соблюдения прав и свобод человека. Эти вопросы становятся объектом пристального внимания со стороны международных организаций, призванных внимательно отслеживать состояние демократических процессов. В случае возникновения массовых нарушений прав человека, ограничения демократических свобод против правительства этих стран должны применяться различные меры воздействия, включая военные, со стороны международного сообщества. Право любого человека быть свободным, открыто выражать свои мнения, выбирать свою власть должно стать общим делом человечества. Сегодня это единственно реальный путь покончить с угрозой международного терроризма.

Рекомендуем:

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org