Публикации / Утомленные Талибаном или Азия во мгле

Утомленные Талибаном или Азия во мгле


Геополитические заметки

 

Полный вариант статьи опубликованной в сокращенном виде в газете “Республика” (Казахстан), 25 октября 2000 г.

Виталий Хлюпин

Что делать России в и с… Центральной Азией. Общий ход событий возможен в двух вариантах. Вариант 1-й. Медленной стагнации. При условии, что “талибы” не добьют А.Ш.Масуда, а природно-климатические условия (урожаи зерновых) в ближайшие годы будут относительно высокими. Страны центральноазиатской пятерки продолжат медленное, но верное погружение в трясину экономической деградации. Ключевыми в плане региональной безопасности (и источниками потенциальной угрозы) станут Узбекистан и Таджикистан. Казахстан более устойчив благодаря нефти и прочим сырьевым запасам, в Туркмении – много газа. Обе перечисленные страны мало населены и при относительно нормальном правительстве вполне могут прокормить себя и снять внутреннюю социальную напряженность. Киргизию можно вообще не принимать в расчет в виду ее незначительности, это и сейчас и дальше - не более чем транзитное государство, через которое осуществляется миграция и наркотрафик. В принципе, Киргизия как Свифтовская Лапута, сама может кочевать (и раскочеваться) по окрестным горам без особых хлопот для окружающих. Много хуже и совершенно необратима ситуация с Узбекистаном-Таджикистаном. Там нет свободной земли и воды, но масса свободного населения, которое не может себя прокормить. В принципе, Таджикистан может взять на довольствие Россия в обмен на военные базы и ограничение суверенитета (собственно, так оно уже и есть сейчас). Это накладно, но возможно. Но прокормить второго “захребетника” - Узбекистан, с его почти 25 миллионным населением Россия просто не сможет. И мировое сообщество не сможет, и никакие программы гуманитарной помощи и ограничение рождаемости (надо было раньше, лет 20 назад, начинать это делать), Узбекистан не спасут.

Вариант 2-й. Если урожай 2001 года будет аналогичен сегодняшнему и “исламисты” поднажмут – то закончиться (начаться) всё может быстро и болезненно. Резней. Правых против виноватых, правоверных против православных, своих против чужих и чужих против своих вчерашних союзников. Один армянин, активный участник гражданской войны в Ливане, рассказывал, что ему самому непонятны в десятилетней войне две вещи: почему она неожиданно началась и почему так же неожиданно закончилась. В этом суть азиатского междоусобия – противоречия и взаимные обиды настолько сильны, что толчком для большого и длительного кровопролития может послужить любая кетменная драка.

Тот же бейрутский армянин в сентябре 2000 г. сказал мне: “арабы – это катастрофа”. Что с ними не делай, катастрофа и всё. Никакими схемами “мир в обмен на землю” нельзя устранить главной проблемы – арабов много, а земли нет. Даже если отобрать у евреев всю землю, её, все равно, не хватит. Зато есть политэлита построенная по все той же схеме “Больших Семей”. Единственная схема, по которой можно примирить арабов и евреев – это “Мир в обмен на смерть”. Рождаемость и безземелие добьют узбекское государство даже при стагнационном этапе развития. Даже если в регион во всеоружии влезут Россия, Китай, США и все мировое сообщество. Там будет кровь и передел жизненного пространства. Как в Сомали, убивать будут до тех пор, пока население не сократится до размеров соответствия экосистеме.

Проблема в том (главная проблема), что центральноазиатские правители напрасно пугаются “талибана” из-за речки. Им впору бояться “талибана” в себе.

России же надо твердо обозначить свои экономические приоритеты и любыми способами их отстаивать (России нужны – казахская нефть и редкоземельные металлы, туркменский газ, таджикский алюминий и уран). Даже если все перечисленное и не нужно, то следует перекрыть попадание перечисленного на мировые рынки помимо и в обход России. Исключительно из тех же экономических соображений, Россия сама выступает естественным конкурентом, производителем и поставщиком аналогичного сырья. Необходимо накачать Евразийский экономический союз жесткими экономическими договорами, “ввинтить” российский капитал в пространство ЕЭС-2. Использовать для этого формы государственных концессий как в сфере собственно добывания сырья, но и его транспортировки (добиваться уступки за долги нефтяных и газопроводов) и, непременно, электросетей и дорог. По давным-давно опробованным схемам КВЖД. Конечно, далеко не вся местная элита искренне стремиться к интеграции. Но у России, российского руководства, было время разобраться и понять, кто в столицах центральноазиатских государств является истинным сторонником интеграции и кто – просто “доит” Россию под интеграционными лозунгами.

Необходимо вывести политику из сферы личных симпатий и антипатий, приведя в область экономического (а значит и политического) расчета. Надо смело брать на вооружение мировой опыт и вспоминать собственный утраченный. Прискорбно, но факт – в Азии, считаются и уважают только силу. Но сила должна быть умной. Проще всего – периодически бомбить “талибов” или утыкать регион своими военными базами. Но кроме потерь и озлобления местного населения это ни к чему не приведет. Военное присутствие надо сохранить в качестве фактора сдерживания и устрашения, но не ввергать войска в местные разборки. У власти в центральноазиатских странах должны встать выгодные России политики. “Большие Семьи” своими экономическими (политическими) интересами завязаны на Западную Европу, Турцию, США, Китай, на кого угодно, но только не на Россию. Они не смогут в силу наличия этих связок совершить маневр в сторону России, им этого просто не дадут.

В последнее время в российских СМИ развернулась дискуссия о том, не признать ли в качестве основного законного афганского правительства режим муллы Омара (“Талибан”). Якобы, старое правительство Б.Раббани контролирует не более 5-10% территории страны. Но даже если это и так, отнюдь не факт, что оставшиеся 95% поддерживают “Талибан”. В лучшие годы советской оккупации 400 тысячный корпус правительственных войск (100 тысяч советских “шурави” + 300 тысяч афганской армии, МВД, “царандоя”, ХАДа), удерживали, максимум, - 30-40% территории страны. Современная армия талибов в лучшем случае составляет порядка 100 тысяч штыков. Опора талибов – пуштуны, составляют только половину населения страны, остальные – хазарейцы, нуристанцы, чараймаки, белуджи, таджики, узбеки и др., если и “признали” новый режим, то сделали это весьма формально, конъюнктурно. Сегодня – признали, завтра – могут ударить в спину (в Афганистане это совершенно обычная историческая практика). Вдобавок, сами пуштуны отнюдь не едины – ряд племен (сулейманхель, априди), пользуются широкой автономией, другие (мангал и джадран) – испокон веку враждуют между собой. Серьезная внутрипуштунская проблема – историческое соперничество за лидерство традиционных элит племенных союзов дуррани и гильзаев. “Талибан” только загнал этнические противоречия вглубь, пытается устранить противоречия с помощью унифицирующей религии, однако, “унифицировать” шиитов Герата, шиитов-хазарейцев, вчерашних (по историческим меркам) неверных-кяфиров нуристанцев, исмаилитов Бадахшана – можно только всех их истребив. Стабильность и прочность режима талибов весьма сомнительна и как раз признаком этой непрочности и выступают судорожные попытки кабульско-кандагарского руководства легитимизировать свою власть посредством международного признания и кресла в ООН.

Стержневая проблема – у талибов нет экономики. Все что было, разрушено двадцатилетней войной, последними землятресениями и добито страшными засухами. “Героиномика” (экономика на базе экспорта героина) и торговля лазуритом – это либо дешевая экзотика, либо чистой воды криминал.

Нужно ли России признавать “Талибан”? А зачем? С экономической точки зрения и в целях развития торговли афганский режим абсолютно не интересен. Полезных ископаемых и уникальных продуктов там нет. Разве что создать СП “Кабул-Москва-героин-транзит”. С точки зрения международного права талибы сами поставили себя вне его рамок, во первых, повесив в миссии ООН Наджибуллу (которого если и надо было вешать, то все-таки не нарушая экстерриториальности представительств международного сообщества), во вторых – расстреляв в Мазари-Шарифе группу иранских дипломатов (обвиненных в шпионаже). Шпионить – это работа дипломатов и расстреливать за это – явный “дурной вкус” и просто нежелание жить по правилам конца XX века; в третьих – предоставив убежище террористам угнавшим в Кандагар индийский авиалайнер; в четвертых, приютив Бен Ладена и ряд его проблемных с точки зрения правосудия сторонников. Если даже Бен Ладен и не террорист (конкретных доказательств против него кроме его собственной телевизионной болтовни действительно нет), то, как всякий нормальный гражданин, и, более того, представитель богатого и уважаемого семейства, он должен попытаться оправдаться через суд.

Но, применительно к России, принципиально важно не вышеперечисленное, а один только факт – Талибы официально (через открытие посольства и прием посла З.Яндарбиева), признали “независимость” Чечни, тем самым не признавая территориальной целостности России. О чем дальше разговаривать? Сторонники дружбы с “талибами” (наиболее авторитетный – популярный журналист А.Дубнов), пытаются не заметить главного, подталкивая Россию к дружбе с муллами. При этом любят цитировать миролюбивые речи министра иностранных дел талибов Мутаввакиля, забывая при этом, что он же (только под другим именем – Вакиль), еще не так давно не менее пылко пропагандировал на мировой арене достижения “саурской” революции. Вакиль-Мутаввакиль, вообще, едва ли не единственный оставшийся в живых афганский дипломат, профессионально “обслуживающий” любые кабульские режимы, едва ли не со времен короля Захир Шаха и президента Дауда.

России абсолютно не зачем искать экзотических друзей за Пянджем, вообще, сомнительных друзей в Центральной Азии. Необходимо прагматично работать с каждым режимом индивидуально, пресекая на корню всякие попытки выстраивания нежелательных геополитических комбинаций – ГУУАМа и пр. За реализацией транспортных проектов ТРАСЕКА и им подобных кроется опасность “вползания” в регион третьих стран, национальные интересы которых порой весьма противоречат национальной безопасности России. И главная опасность альтернативной “транспортно-коридорной политики” ННГ Центральной Азии исходит, все-таки, не с запада и юга, а – востока. Именно с вводом новой трассы Кашгар-Андижан, в регион может быть “призван” союзник России – Китай. Как его потом оттуда извлекать, не подскажет ни один геополитик-теоретик.

Полный вариант статьи опубликованной в сокращенном виде в газете “Республика” (Казахстан), 25 октября 2000 г.

 

Эл.почта, 4 ноября 2000 года

Рекомендуем:

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org