Публикации / Национальный диалог как национальная идея

Национальный диалог как национальная идея


Политические убийства не только усилили антирежимные настроения в обществе, они заставляют нас форсировать процесс дальнейшего объединения. И тут можно было бы возобновить вторую идею, которую РНПК, “Азамат” и партия Народный Конгресс выдвигали еще в 2001

Теги:Угрозы Для Демократии

Опубликовано в:Публикации

 

17 февраля 2006 г. в дискуссионном клубе “Политон” выступил известный политик, председатель исполкома РНПК, член Президиума ЗСК АМИРЖАН КОСАНОВ состоялось очередное заседание. В докладе “ТРЕВОЖНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В КАЗАХСТАНЕ” он поделился мыслями о текущей ситуации и о возможных путях развития событий.

Выступление вызвало живую дискуссию участников заседания. Автор ответил на все вопросы. Сегодня в рамках нашей рубрики предлагаем нашим читателям выдержки из выступления А. Косанова

МЫ ЖИВЕМ В СТРАНЕ СУРРОГАТНОЙ ДЕМОКРАТИИ

Особенности текущей политической ситуации

Я выступаю со своим личным видением проблем. Скоро состоится общее собрание ЗСК, на котором будет дана оценка положению в стране, и намечены дальнейшие планы организации. И на основе общей дискуссии будут приняты обязательные для всех нас решения.

Политическое положение в любой нормальной стране определяется общеизвестными законами и поведением самостоятельных ветвей власти в конкретной ситуации. В любой, но только не в Казахстане.

У нас условия диктуются одним специфическим обстоятельством, то есть наличием режима личной власти одного человека – президента Назарбаева, то есть его монопольным довлением над всеми ветвями власти. Все и вся в нашей стране определяется только его поведением, если хотите, настроением. Такова реальность.

Конечно, мы не можем начисто отвергать тиражируемый многими СМИ (да и политиками) тезис о наличии некой “третьей силы”, творящей свои темные дела в общественно-политической сфере. Хотя, по большому счету, все эти разговоры - от лукавого. Скорее этот миф нужен, прежде всего, самому Назарбаеву для самооправдания и политического маневрирования. Например, чтобы не отвечать за те или иные негативные события или тенденции: дескать, я не знал, или это сделал кто-то другой за моей спиной.

Но все эти объективные и субъективные обстоятельства никоим образом не уменьшают его персональную ответственность за происходящее, в том числе за зверские убийства наших коллег. Ведь связывают же с его именем открытие заправки где-нибудь в провинции…

Наблюдается интересная тенденция - чем больше узурпация власти, тем больше критической массы негативного отношения населения к главному носителю этой самой власти. Так как все недовольство людей вольно или невольно проецируются на конкретную фигуру.

Ибо, “монархия погибает, когда государь, относя все единственно себе, сводит государство к своей столице, столицу к своему двору, а свой двор - к своей особе” (Ш. Монтескье).

Нынешняя ситуация характеризируется еще и тем, что де-юре поствыборный период имеет в то же время все признаки предвыборного периода. По крайней мере, по поведению властей можно об этом говорить с достаточной долей уверенности. Создав модель суррогатной демократии, режим осознает, что необходимы еще некоторые дополнительные шаги. Но как, каким образом, и какими темпами он будет их осуществлять, - пути его неисповедимы.

Несмотря на кажущееся благополучие (выборы якобы прошли с явным перевесом, цены на энергоносители стабильно высоки, осуществляется “подачковая” социальная политика и тд. и тп). в политическом плане в стране признаки глубинного кризиса.

Это, в первую очередь, кризис отношений между властью и обществом, кризис доверия к режиму, неспособному гарантировать конституционные права и свободы граждан.

Особенно после каскада политических убийств этот кризис становится все более явственным. Апогеем стало безжалостное убийство Алтынбека Сарсенбаева и его помощников. Поражают цинизм и неприкрытая наглость совершенного преступления.

Если государство и его глава не могут гарантировать своим гражданам главнейшее право на жизнь, о каких иных правах вообще можно рассуждать?! Это и есть та самая низкая точка в оценке ситуации, ниже которой уже идет кризисная полоса.

Возможные варианты развития событий.

Власть.

Три варианта:

1. Радикально-жесткий

Вполне соответствует личностному характеру НН. Любая мысль о мало-мальской либерализации кажется ему предвестником политического дискомфорта. Будет взят курс (точнее, продолжен) на искоренение любой формы инакомыслия. Тем более, те или иные репрессивные шаги можно подвести как деяния определенных групп влияния, а не самой власти. К тому же можно попутно решить вопрос о публичной порке неудобных из них.

Можно даже не ужесточать законодательное поле. Оно уже сверхрегламентировано.Здесь мы можем говорить не только о тревожности подобной тенденции в плане возможных репрессий против конкретных деятелей демлагеря. Тревожно то, что при таком варианте развития событий произойдет дальнейшая консервация имеющихся в обществе проблем, требующих безотлагательного решения. То есть все болезни будут загоняться вовнутрь.

2. Умеренно жесткий

Это путь лимитированной либерализации, не представляющей опасность для дальнейшего монопольно-комфортного существования режима. То есть косметический ремонт фасада и не более того. Идеологическое обоснование – некий исключительный казахстанский путь, транзитный характер общества и тд.

Причем к таком варианту режим будут подвигать не естественное его желание открыть шлюзы демократии и соответствовать международным стандартам.

Причин такого поведения может быть две: – перспектива посидеть на почетном месте в ОБСЕ, вторая - ахиллесова пята НН под названием “Казахгейт”. Причем, этот дамоклов меч может быть убран самим НН. И как ни странно, именно возможное публичное разбирательство в Нью-Йоркском окружном суде над советником Нурсултана Назарбаева Джеймсом Гиффеном и его негативные политико-правовые и моральные последствия могли бы стать, своеобразным катализатором демократических процессов в Казахстане.

3. Идеальный, я бы сказал, фантастический.

Это путь инициирования властью коренных демократических реформ, включая конституционную.

Но, вся логика действий властей не позволяют нам даже подумать о такой перспективе. Наш режим фатально не способен на такие шаги. Это не в его правилах, не в его стиле. И посему это вариант можно и не обсуждать вовсе.

Состояние и тенденции в демократической оппозиции

Самым главным приобретением демсил за последнее время стало наше реальное и дееспособное объединение. Это уже факт.

Вместе с тем, мы должны переосмыслить и тяжелые уроки выборной кампании, которые выявили не только наши плюсы, но и объективные и субъективные минусы.

Самое важное – главная цель, определенная при создании ЗСК в марте 2005 года – смена существующего в стране режима – не выполнена. И посему ЗСК должно продолжить свою дальнейшую деятельность, как единая и монолитная организация.

Есть программные документы организации – проект новой Конституции, предвыборная платформа единого кандидата от демсил, есть наработанный опыт координированных действий в центре и на местах между партиями и отдельными персонами. Все это дает возможность для дальнейшего укрепления ЗСК как объединяющей силы оппозиции.

В то же время не секрет, что в обществе с завидной периодичностью будируется тема возможного раскола в рядах ЗСК. Говорят о преобладании узкопартийных интересов в ущерб ЗСК, о возможных хитроумных планах Астаны по раздроблению наших рядов. Для подобных “откровений” все чаще используются провластные информационные площадки. Видимо, власть, как заинтересованная сторона, выдает желаемое за действительное .

Наши принципиальные позиции в отношении режима личной власти, необходимости конституционной реформы остаются неизменными. Как и наши требования по отмене всех политически мотивированных судебных решений в отношении представителей оппозиции.

В то же время необходимо вовлечение все более широкого спектра общественных сил в дело достижения наших программных целей и задач. Избирательная кампания показала, что потенциал поддержки демократических идей в обществе велик как никогда.

Каждодневная практика ставит перед нами следующую дилемму – выходить из рамок правового поля или нет при реализации своих задач. По сути, максимально законсервировав правовое поле для деятельности оппозиции, власть сама толкает нас к неправовым действиям.

И один из возможных тектонических разломов в среде демсил может проходить именно здесь, в ответе на этот важнейший вопрос текущего периода.

Что для этого нужно? Необходимо незамедлительно совершенствовать законодательство, регулирующее общественно-политическую жизнь. Приводя его в соответствие с общепризнанными международными стандартами. И здесь как раз можно было использовать неуемное желание режима председательствовать в ОБСЕ!

Как известно, все новое это хорошо забытое старое.

Говоря о перспективах политической жизни, можно взять из арсенала оппозиции две инициативы, которые были озвучены нами ранее.

Первая. В условиях наличия сильной и сплоченной оппозиции, ставшей реальным участником политической жизни, можно было бы подумать о возобновлении выдвинутой ФДСК в 2000 году идеи проведения широкомасштабного Национального диалога, где и власть, и оппозиция выступали бы равноправными сторонами.

Вторая. Политические убийства не только усилили антирежимные настроения в обществе, они заставляют нас форсировать процесс дальнейшего объединения. И тут можно было бы возобновить вторую идею, которую РНПК, “Азамат” и партия Народный Конгресс выдвигали еще в 2001 году. Речь идет о создании Объединенной демократической партии. Думаю, что подобная объединенная партийная форма была бы наиболее эффективна именно в этот период.

Спасибо за внимание!

«Айна-плюс», Алма-Ата, 23 февраля 2006

Рекомендуем:

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org