Публикации / “Поле чудес” Ермухана Ертысбаева

“Поле чудес” Ермухана Ертысбаева

Сергей Дуванов

или “О не разделенной любви к казахстанскому Буратино”

Теги:Угрозы Для Демократии

Опубликовано в:Публикации

 

Ермухамед Ертысбаев один из немногих, кто рискует
вступать в полемику с критиками политического режима 
Назарбаева и не боится выглядеть смешным в качестве
завзятого апологета авторитаризма. 
При всех натяжках и оговорках нужно признать, 
что на сегодня он самый активный и находчивый
из идеологических работников режима.

По-видимому, аргументация, примененная Ермухамедом Ертысбаевым в серии интервью, которые он дал газетам “Время” и “Мегаполис” - это лучшее что мы слышали по части защиты существующего политического режима в Казахстане. Можно сказать, это апофеоз политической мудрости авторитарной идеологии. В этой связи хотелось бы проанализировать эти доводы и по-возможности показать, что мастерски выстраиваемые логические конструкции - не более чем элементарная демагогия, этакое Поле чудес, возможное только в Стране дураков.

Если отбросить несущественное, то главный тезис, с которым выступил Советник, – не трогайте Назарбаева, без него будет хуже. И не просто хуже, а наступит, ни много ни мало, “тотальный кризис, перерастающий в хаос, разборки, переходящие в перестрелки между соперничающими элитными группировками”.

Предполагаются кадровые перетряски, клановые разборки, передел собственности и прочие негативные моменты, вытекающие из известной народной сентенции: “Новая метла по-новому метет”. Исходя из этой логической посылки, защитник режима выстраивает ужасную картину апокалипсиса вплоть до стрельбы.

Хотя, собственно говоря, что произойдет, если завтра действительно на месте Назарбаева окажется другой? Причем я сознательно опускаю – кто именно. Просто другой.

Что чиновники воровать станут меньше? Или полицейские начнут ловить преступников, а не выколачивать деньги из законопослушных граждан? Или судьи перестанут брать взятки и начнут судить по справедливости? А может, родственники нового президента окажутся другими и не будут пользоваться “его служебным положением”? А может, по неугодным телестанциям перестанут стрелять?

Кто там сказал про передел собственности? А что он когда-то кончался? Делили, делят и будут делить. Пора бы уяснить, что в неправовом государстве – это процесс перманентный.

На мой взгляд, в случае смены президента изменятся только билборды на улицах да портреты в кабинетах госчиновников. То, что в руководстве страны появятся новые люди, к числу принципиальных изменений отнести нельзя, так как они в принципе ничем не будут отличаться от своих предшественников (в смысле своего радения родственникам и умения запускать руку в государственный карман).

Созданная Назарбаевым политическая система, с имманентной ей коррупцией, неправовыми отношениями, кланово-феодальными связями и сосредоточением власти в одних руках вполне самодостаточна. Она может работать вполне и без Назарбаева. “Мавр сделал свое дело, мавр может уйти”.

 

Для этой пирамиды в принципе все равно, кто будет на самом верху, главное чтобы этот человек не покушался на принципы ее функционирования. Поэтому, скорее всего, сам Ертысбаев понимает, что не в Назарбаеве дело. Скажем, если завтра на его месте окажется его дочь Дарига или нынешний премьер – с системой ничего не случится и никакого хаоса не будет.

Скорее всего, когда Ертысбаев говорит о грядущем хаосе, он подразумевает именно приход на место Назарбаева человека, отрицающего политические и идеологические принципы защищаемой им системы. То есть человека, оппонирующего данной системе.

(Кстати, то, что Ертысбаев признает наличие недостатков системы, не должно вводить нас в заблуждение. Это элементарное лукавство опытного полемиста, который сознательно делает шаг навстречу своим оппонентам с тем, чтобы выбить из их рук основной козырь в критике режима. Мол, мы признаем недостатки, о которых вы говорите, но мы в отличие от вас пытаемся с ними бороться, а вы вместо того, чтобы помогать, мешаете. Прием старый, но при соответствующем умении иногда позволяет, если и не сбить с толку, то, по крайней мере, увести дискуссию в сторону.)

И тут Ермухан прав, потому что приход президента, отрицающего принципы существующей системы, грозит лично ему, как, впрочем, и всем, кто запятнал себя откровенным сотрудничеством с режимом, большими неприятностями. Для многих из этих людей уход Назарбаева - это либо конец политической карьеры, либо лишение доходных мест, либо потеря неправедно приобретенной собственности, либо – скамейка подсудимых, либо все сразу. Ну разве это не хаос?

Опасения, что замена политической системы Назарбаева на демократическую дестабилизирует обстановку – мягко говоря, ночные страхи, которые рассеиваются, стоит включить свет элементарной логики.

Неужели честные и справедливые выборы могут вызвать беспорядки, а вхождение лидеров политической оппозиции и представителей различных группировок в парламент приведет к параличу власти? Неужели, если журналистам будет позволено писать, минуя идеологические установки, народ выйдет на улицы и страна погрязнет в митинговщине, а кланы начнут выяснять отношения с применением огнестрельного оружия? Такое ощущение, что те, кто без Назарбаева не мыслят Казахстан, думают, что после ухода Назарбаева тут же разбежится армия и полиция, а народ выйдет на улицы и начнет громить магазины и жечь машины. Полноте, господа. Все будет совершенно иначе, и если “Хабар” не сообщит об этом, то вряд ли кто об этом догадается в ближайшие полгода.

Особо хотелось бы отметить тему “всенародной поддержки” президента Назарбаева, которую Советник проводит красной нитью в своих интервью. “Самое главное, - говорит Ертысбаев, - что формирующийся класс предпринимателей, деловые люди Казахстана не хотят каких-либо революционных потрясений и в подавляющем большинстве своем поддерживают курс президента”.

 

Действительно, курс президента поддерживается той частью бизнеса, который “дружен” Семье. Нужно признать, что основные прибыльные предприятия и фирмы - все под “крышей” Семьи, или по крайней мере, ею контролируются. При всем том, что они тоже не всем довольны, им все же дают возможность работать. Но есть и другой бизнес, который существует на свой страх и риск. Это зона рискованного предпринимательства, где полностью отсутствует уверенность в завтрашнем дне. И очень сомнительно, чтобы эти бизнесмены не хотели перемен.

На самом деле все казахстанские предприниматели заинтересованы в демократических изменениях, потому что этим создаются политические гарантии невмешательства власти в их работу, правовые основы честного бизнеса.

Кстати, о каких таких революционных потрясениях говорит Советник? Неужели оппозиция призывает к революции? Или провозглашает такие методы борьбы за власть, которые грозят нам кровавыми потрясениями? Негоже так передергивать. Кто-кто, а Ермухан отлично знает, что казахстанская оппозиция всегда работает в правовом поле и использует только легитимные методы политической борьбы.

Еще одна сквозная тема, которая присутствует практически во всех выступлениях г-на Советника – это то, что хорош ли, плох Назарбаев, но он - законно избранный президент страны. Не обошел эту тему он и в своем интервью Бакитжану Мукушеву:Колоссальное значение во внутренних факторах имеет легитимность власти. Так вот, не забывайчто президент Назарбаев в январе 1999 года победил в конкурентной борьбе, получив электоральную поддержку шести миллионов граждан Казахстана”.

Перед нами пример классического лицемерия. То, как Назарбаев “победил в конкурентной борьбе” действительно трудно забыть. Говорить о “победе” Назарбаева в январе 1999, зная, что выборы не были честными, по крайней мере, неосмотрительно. Откровенно говоря, я полагал, что Ермухан понимает, что нечестная победа – это не победа, а, скорее, наоборот. И, соответственно, об этом целесообразнее было бы промолчать, или как-то обойти эту скользкую тему. Но Советник идет, что называется, напролом, ни мало не заботясь о том, чтобы его сентенции соответствовали фактам, выставляя себя ревностным и нелогичным защитником президента.

Кстати, о честных выборах Советник все же вспоминает только тогда, когда разговор заходит о постназарбаевской эпохе. Президентом Казахстана после Назарбаева сможет стать только тот, кто выиграет честную, ожесточенную конкурентную борьбу”. То есть сегодня про честные выборы ни-ни, потому что даже г-н Ертысбаев понимает, что они невозможны по определению, а вот завтра, когда Назарбаева не будет – пожалуйста.

При этом Ермухан не забывает подчеркнуть, что ни Кажегельдину, ни Жакиянову президентство не светит. И это понятно. Говоря современным языком - это отработка, дань мундиру, который, так или иначе, присутствует на Советнике. Скажи он иначе, не сносить ему головы, потому что для власти – эти люди смертельные враги, потому что замахнулись на святая святых – власть президента.

И это понятно, как и то, что все, о чем говорит г-н Ертысбаев – это чистейшей воды апологетика и не столько авторитаризма как такового, сколь лично президента Назарбаева. В принципе Ермухан никогда и не скрывал своей неразделенной любви к Назарбаеву, но зачем же так явно?

Это же мы видим и в случае с принятием нового закона о политических партиях.

Ермухан признает антидемократический характер этого закона. Но именно президент дал зеленый свет этому закону. Чтобы оправдать президента, Советник живо переводит стрелки: “Президент доверяет юристам”. Это из серии традиционных мифов, что президент не хотел, но его заставили.

Как все просто: президент не при чем, виноваты парламент и Конституционный совет, которым президент доверился. А у парламента и Конституционного совета, по его мнению, туго с политической логикой, они, мол, исходили сугубо из формально-юридической целесообразности.

Бог с ними, с парламентом и юристами КС. Допустим также, что Советнику неизвестно, что они смотрят в рот президенту и делают только то, что им одобрено. Но у самого-то, президента с политической логикой, должно быть, все нормально. Тогда, возникает вопрос, куда он смотрел, когда подписывал этот антидемократический закон, или он это делает не глядя? Но это как же надо доверять своим чиновникам?!

Кстати, о доверии. В том же интервью Ертысбаев пишет: Секретное решение о переводе одного миллиарда долларов в швейцарские банки во многом было связано с неэффективной борьбой государства против экономических и финансовых правонарушений”.

Другими словами, чтобы чиновники не разворовали 1 млрд. долларов, президент спрятал их на секретном счете за границей. А что прикажете делать, если остановить воровство собственных подчиненных нет сил? Но возникает интересная ситуация: писать законы президент своим подчиненным доверяет, а вот деньги - ни в какую: прячет от них подальше. Видать, доверие доверию рознь.

Но Ертысбаев со свойственной ему находчивостью объясняет и это: Это – считает он - было неизбежным следствием перехода от командной экономики к рыночной, перехода от общества тотального дефицита к рыночному изобилию. Остановить этот процесс и навести порядок было невозможно, и президент, как жесткий прагматик, понимал, что, если одних снимать и наказывать, придут другие и будут заниматься тем же”Представляете, оказывается Назарбаев-прагматик, осознав, что бороться с коррупцией глупо, что наказывать воров бесполезно, так как другие на их месте будут тоже воровать, махнул на это дело рукой, дескать, все равно их психологию не изменишь и начал прятать государственные деньги на заграничных счетах от загребущих рук своих подчиненных.

При этом Назарбаев, по словам Ермухана, “… хорошо осведомлен обо всех негативных проявлениях рыночных реформ, будь то нечестивое богатство или бюрократический беспредел, но он не в состоянии своим Указом изменить природу людей. Пожалуй, новые правила игры по-настоящему, новые законодательные и нормативно-правовые, ценностные и моральные масштабно смогут внедрить в жизнь новое поколение казахстанцев”.

Здесь Советник попадает в явный логический тупик. Он предлагает нам ждать, когда вырастет новое поколение, свободное от привычек старого общества, которое и внедрит новые правила в нашу жизнь. Проще говоря, наши внуки не будут воровать сами и нам не дадут, так как примут соответствующие законы.

Но как же они вырастут честными, если вокруг них (по словам Советника) сплошные воры и вся система построена на лжи и лицемерии, а коррупция стала системообразующим фактором? Надежда на то, что наши дети, выучившись в Оксфордах и Кембриджах, вернутся и все поменяют – химера.

Во-первых, честные и умные вряд ли захотят возвращаться туда, где все прогнило, а во-вторых, тем, кто вернется, если они попытаются менять систему, быстро укажут их место. А если не поймут и начнут оппонировать системе, то с ними будет точно также как с Кажегельдиным, Жакияновым и Аблязовым.

Так что надежда г-на Ертысбаева на светлое будущее, которое нам построят наши дети и внуки – это очередная сказочка из традиционного набора “Защити президента”.

Увы, логика жизни такова, что не хорошие дети делают систему правильной, а наоборот, правильная система позволяет вырастить детей хорошими. Так что как бы умно не разглагольствовали защитники режима о гнилой ментальности нашего поколения, но именно нам, живущим сегодня, необходимо менять созданную президентом Назарбаевым политическую систему. И чем быстрее, тем лучше, чтобы навсегда не остаться на задворках цивилизации.

Вершиной идеологических изысков оправдания режима Назарбаева является теория “авторитарной демократии”. Суть ее в том, что в определенные периоды истории демократия должна контролироваться и управляться со стороны власти в лице мудрых правителей. Что поделаешь,- говорит г-н Ертысбаев,во все времена власть являлась способом навязывания своей воли (убеждением или принуждением) одной частью общества другой”.

Вообще эта теория преодоления “транзитных” периодов через умеренный авторитаризм является самой козырной картой в колоде доказательств апологетов режима. Дескать, бывают в истории периоды, когда сосредоточение власти в одних руках просто необходимо. Мол, это общая тенденция: Я просто обозначаю тенденцию, характерную для западных стран в послевоенный период: сильная централизованная власть в жесткой авторитарной форме”.

В принципе с этим можно было бы согласиться, но идеологи режима сознательно подменяют понятие силы (а порой и жесткости к проявлениям нарушения законности) власти понятием правового беспредела со стороны власти во имя достижения своих целей. Это очень принципиальный момент. Поняв это, мы начисто избавляемся от иллюзий, что у нас в Казахстане все нормально и закономерно.

Известно, что в США самое большое количество заключенных на тысячу человек. Больше даже чем в Казахстане. Но это не означает, что власти США более авторитарны, чем казахстанские. Просто в США строго выполняются законы и преступники чаще попадают за решетку. Но это никоим образом не отражается на правах и свободах граждан США, которые этим же законом защищены.

Тогда как в Казахстане многие преступники в силу коррумпированности судей имеют возможность избежать наказания, но именно в силу той же всеобщей коррумпированности властей граждане страны абсолютно не защищены от произвола властей.

Сравнение современного Казахстана с Францией времен Де Голля, к которому прибегает Советниктого же порядка.

Власть может быть достаточно жестокой по отношении к нарушителям законов, но важно, чтобы сама она при этом не нарушала эти законы (и не создавала антидемократические законы). Как это было в той же Франции времен Де Голля.

С другой стороны, власть может погрязнуть в коррупции, казнокрадстве, семейственности и кумовстве, но при этом быть очень принципиальной в части преследования оппозиции, как это имеет место в Казахстане сегодня.

Как видим, это принципиально разные вещи. Но г-н Ертысбаев их почему-то смешивает. С его легкой руки сильная централизованная власть Де Голля вдруг становится прообразом нынешнего насквозь прогнившего, коррумпированного и неспособного адекватно контролировать ситуацию режима Назарбаева.

Логика Советника вполне понятна: мол, когда стране трудно, нужно сосредоточить всю власть в одних надежных руках и, не отвлекаясь на разные демократические нюансы, быстро двигаться к намеченной цели. В принципе история знает немало примеров, когда сильный волевой лидер, взяв на себя всю полноту ответственности, наводил порядок в стране и создавал условия преодоления кризиса.

Но давайте, положа руку на сердце, признаемся себе, что Назарбаев не тот герой, каким его выставляет Ертысбаев. Не получилось из него Петра 1: строительство новой столицы ничего, кроме удовлетворения личного президентского честолюбия, стране не дало. Астана все больше напоминает Страну дураков из известной сказки, где Назарбаев, уподобляясь Буратино, зарыл несколько миллиардов долларов в надежде, что вырастет дерево казахстанского преуспевания. Увы, Астана стала могилой для этих миллиардов, отобранных у казахстанского народа, и непонятно для чего зарытых на болотистых ишимских берегах.

Не сумел он навести порядок в стране: коррупция приобрела вселенский размах и, как ржавчина, разъедает гос. аппарат, являясь позором страны в глазах мирового сообщества. Казахстан стал воистину полицейским государством: граждане больше боятся полицейских, чем бандитов, а полицейский произвол стал одной из главных угроз правам человека.

Не облагодетельствовал Назарбаев свой народ: основная часть населения страны влачит жалкое существование, безработица остается бичом для простых людей, за годы независимости не построено ни одного серьезного предприятия. Экономика припала к трубе, как к кислородной подушке – тем и жива.

Обращение апологетов режима к сравнениям с еще более отсталыми странами абсолютно не корректны: Казахстан изначально был в выгодном положении и вопрос только в том, насколько грамотно режим Назарбаева использовал свои преимущества.

Увы, не смог президент грамотно распорядиться национальными богатствами, направить доход от их распродажи в нужное русло: часть национального достояния разворовали его нукеры, часть ушла на строительство Астаны – пирамиды человеческому тщеславию, остальное бездарно проели, латая перманентно разворовываемый бюджет.

Да, сумели выплатить из этих денег оскорбительно ничтожные пенсии, заплатить бюджетникам, отремонтировать главные дороги, фасады гос.учреждений – вот и все успехи. А что сделано на завтра? Где фундамент будущего преуспевания страны? Увы, ничего нет. Все радушные реляции правительства о росте экономических показателей – результат хорошей ценовой конъюнктуры на нефть. Завтра, упади цена, или, не дай бог, случись что-то с трубой – в один миг превратимся в Киргизию.

Можно, конечно, вспомнить о политической стабильности и национальном согласии, которое традиционно записывают в актив Назарбаева. Но это равносильно попыткам доказать, что ветер от того дует, что деревья качаются.

Казахстанская стабильность – производное специфики казахстанской общественности, ментальности казахского народа, и традиционно многонационального состава населения. Если что и сделала власть, так это своими неумными и порой провокационными действиями вытеснила из страны около трех миллионов наиболее профессионально подготовленных и предприимчивых граждан и заставила нервничать оставшихся. Но, к счастью, даже это не смогло нарушить стабильности в обществе.

В чем же тогда заслуги президента Назарбаева? Может, в том, что он в самое трудное для страны время спрятал 1 миллиард долларов за границей? Или в том, что организовал “семейный подряд”, устроив своих ближайших родственников на самые ключевые государственные посты? А может в том, что позволил своим подчиненным воровать, а тех, кто отказывался участвовать в этом процессе, стал сажать в тюрьмы?

Поэтому не могу согласиться с сентенцией г-на Ертысбаева, что Казахстану повезло с Назарбаевым. Не исключая в принципе возможность исторического прогресса посредством продвинутого и сильного лидера, вынужден констатировать, что в нашем конкретном случае ни прогресса, ни продвинутого лидера не получилось. Это очевидно. И грустно видеть, как, в общем-то, не глупые люди доказывают обратное, пугая хаосом и рассказывая сказки о казахстанском Поле чудес и умненьком Буратино. Не прокатит! Такое Поле возможно только в Стране дураков, за которых нас пытаются держать.

IEI, 23 августа, 2002 г.

Рекомендуем:

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org