Публикации / Ненужная нефть

Ненужная нефть

Акежан Кажегельдин

Поспешная разработка каспийских богатств не в интересах России и Казахстана

Теги:Угрозы Для Демократии

Опубликовано в:Публикации

 

Акежан КАЖЕГЕЛЬДИН, в 1994-1997 годах - премьер-министр Казахстана

Сегодня прикаспийские государства уже подсчитывают будущие доходы от большой каспийской нефти, а между тем им стоило бы задуматься о том, какие последствия может иметь эта нефть как для мирового рынка, так и для каждой из этих стран. Если говорить о крупнейших региональных “игроках” - России и Казахстане, - то приходится признать: вопросов пока больше, чем ответов.

Понятно, что без окончательного решения вопроса о статусе Каспийского моря притока инвестиций в этот регион ожидать трудно. Условия же для такого решения, судя по ходу переговоров, еще не сложились. И дело не только в наличии или отсутствии доброй воли политических лидеров "каспийской пятерки". Проблема в том, что принципиальные интересы некоторых из этих государств в новой ситуации еще не в полной мере определились. В итоге можно подписать договор, а потом долго спорить о его толкованиях. Каждый будет понимать документ по-своему, и согласия не прибавится. Поэтому, как мне кажется, торопиться некуда, спорить и договариваться нужно столько, сколько потребуется.

Мне могут возразить, что затягивание переговоров отодвинет полномасштабное освоение каспийского шельфа. Но есть ли стратегическая необходимость в полномасштабном вовлечении каспийских ресурсов в мировой энергетический рынок именно сейчас? С точки зрения интересов России и Казахстана это совершенно неочевидно.

Топливно-энергетические комплексы этих государств сталкиваются с одними и теми же проблемами. В первую очередь, это нехватка инвестиций в уже разведанные месторождения материковой части. Чрезмерные ожидания на Каспии приведут к оттоку или к недостаточному притоку инвестиций в Западную Сибирь и в Западный Казахстан, где есть запасы, промышленная и социальная инфраструктура, национальные кадры. К тому же борьба за инвестиции, а потом и за рынки не может не привести к снижению цен на нефть.

Общее происхождение, структурные связи, сама география российского и казахстанского ТЭК определяют необходимость их кооперации. Между тем сегодня в отношениях России и Казахстана присутствует латентная конкуренция, контрабанда нефти и нефтепродуктов, изнурительные политические споры вокруг квот и тому подобное. Без снятия этих проблем, без вступления обоих государств в ВТО и подписания ими Энергетической хартии Каспий будет оставаться камнем преткновения. Сейчас российская и казахстанская нефть мирно соседствуют только в трубе, на мировом же рынке они конкурируют, а по мере роста добычи на Каспии конкуренция будет все более жесткой. Выиграет от этого только западный потребитель. В то время как кооперация, общая политика позволили бы нефти наших стран как минимум надежно овладеть подобающей частью западноевропейского рынка. Не будучи членами ОПЕК, Россия и Казахстан могли сообща иметь гораздо большее влияние на мировую энергетическую политику.

Вместо этих кардинальных вопросов профессиональное сообщество и политики усиленно обсуждают трассы нефтепроводов. Они представляются какими-то магическими осями, вокруг которых будет вертеться не только отрасль, но вся геополитика. Жизнь разочарует адептов этой теории. В современном мире давно уже нет таких осей. Даже в прошлом веке великие каналы - Суэцкий и Панамский - не обеспечили Египту и Панаме особого статуса. Тем более трудно ожидать этого сейчас. Судьба амбициозного проекта Баку-Джейхан, по-моему, уже предопределена. Он разрабатывался под политическим давлением и в расчете на 20 млн тонн нефти из Казахстана. Откуда они возьмутся при нынешнем уровне развития и как они попадут в Баку? Строить трубопровод по дну моря только ради этих проблематичных 20 млн тонн было бы верхом расточительства.

Строительство трубопровода к Черному морю близко к завершению. Первая его очередь позволит перекачивать на север 28 млн тонн казахской нефти в год, вторая - до 67 млн тонн. При этом даже в лучшие советские годы в Казахстане добывалось 32--35 млн тонн нефти. Статистике последних лет доверять трудно, поскольку она то завышается в политических целях, то занижается из-за невозврата денег за нефть в страну. К тому же в объемы нефти стали включать и газоконденсат. В любом случае Chevron в ближайший год обещает Каспийскому трубопроводному консорциуму не более 9 млн тонн нефти из Тенгиза, а ЛУКОЙЛ еще 1 млн. Как труба будет заполняться до проектной мощности - непонятно.

Зато понятно, что создастся ситуация, провоцирующая обе стороны к шантажу. Россия будет считать, что и дальше сможет воздействовать на Казахстан, регулируя его доступ внешним рынкам. Казахстан, предчувствуя это, уже ведет, судя по сообщениям прессы, переговоры с Ираном о "южном маршруте" для своей нефти. Играя на двух инструментах сразу, трудно не сфальшивить. Казахстан, так или иначе, вынужден будет определиться со своим стратегическим партнером, поскольку в бизнесе "многовекторность" еще вреднее, чем в политике.

Кроме того, после снятия международных санкций против Ливии, которое может последовать довольно скоро, после разрешения иракского кризиса, а он тоже не может длиться вечно, после возвращения Ирана в качестве полноценного партнера на мировой рынок большая каспийская нефть может оказаться невостребованной. Если, конечно, кто-то не ставит задачу обвалить рынок и вернуть мизерные цены недавнего прошлого, когда минеральная вода стоила дороже нефти. Противостоять этим тенденциям Россия и Казахстан могут только в том случае, если их ТЭК выступят вместе. До тех пор с каспийской нефтью следует подождать.

 

 

Время новостей.

Рекомендуем:

Реклама:

Контактная Информация

e-mail: iicas@iicas.org